21:25 

Bleach. Фанфик Fallen into memories. Глава 6.

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Название: Fallen into memories
Фандом: Bleach
Автор: Tinuviel-f
Бета: AnImEsHkA_OkAnA
Пейринг: Рукия/Ичиго, Ичиго/Зангецу, Кьёраку/Укитаке, Хицугая/Рукия
Жанр: драма, приключения
Рейтинг: PG-13
Статус: в процессе.
Саммари: Бой за Каракуру окончен несколько дней назад. Ичиго удалось победить Айзена и тем самым спасти Сообщество Душ и Дворец Короля. Но может ли что-то спасти самого Ичиго?
Дисклеймер: всё - Кубо Тайто, кроме описанных здесь событий.

Глава 1. Тот, кто победил Бога
Глава 2. Время огонька
Глава 3.Тройственность
Глава 4. Остывшие чувства. Глава 3.5. Лёд снова в огне
Глава 5. Королевские жертвы

Глава 6. Новый виток войны.

- Наверное, я должен сказать, что очень рад прибытию важных гостей, и вести себя как подобает радушному хозяину, - сидевший на веранде своего магазинчика Урахара явно поджидал капитанов и заговорил, едва они оказались в поле его зрения. – Но если в моё скромное жилище примчались аж три тайчо, думаю, приветствия неуместны, я прав? – чуть насмешливо фыркнул он, останавливая веер на полувзмахе.

Киске не мог не продемонстрировать своё владение острым и ехидным словцом – даже в такой ситуации, но прежде чем Укитаке или Кьёраку ответили, заговорил Хицугая:

- У нас нет времени на шутки, Урахара, - исследователь встретился взглядом с молодым тайчо и слегка прищурился. – Нужна твоя помощь.

Тот поднялся, быстро огляделся по сторонам и взмахом веера пригласил прибывших шинигами следовать за ним. Капитаны, догадавшись, что следует вести себя более осторожно, ступив на землю, по очереди зашли в дом: пропустив вперёд джубантай тайчо, зашёл Шунсуй, последним - Джууширо. Ему не давало покоя поведение Хицугаи с тех пор, как подросток очутился в госпитале в его палате. Будь рядом Рукия, может быть, Тооширо и вёл бы себя по-другому, но лейтенант тринадцатого осталась в Сейрейтее с серьёзными ранами, и она была той причиной, по которой мальчишка пришёл с ними сюда.

Пока прибывшие располагались в гостиной, Урахара вежливо поинтересовался, не желают ли они чего-нибудь выпить, и получил уничижительный взгляд от Тооширо в ответ. В комнате на пару минут повисло молчание: капитаны смотрели на торговца, он на них, и каждый ждал слов другого.

- Итак, вы прибыли из-за происшествия сегодня утром, - наконец, прямо сказал Киске, отложив в сторону веер и шляпу. Время игры в «информация за информацию» закончилось, сейчас лучше быть предельно откровенными – в любой момент счёт может пойти на секунды. – Приношу извинения, Укитаке-тайчо, я застал конец битвы вашего лейтенанта, но тогда не счёл нужным вмешаться, - Джууширо опасливо покосился на своего младшего коллегу, однако на лице Хицугаи ничего не отразилось.

Мальчик хорошо контролировал себя до сих пор, но если дальше последуют новые удары, как он поступит? Капитан понимал, что сам сейчас, возможно, приобрёл в глазах Тооширо ореол безразличного ублюдка. Известие о том, что Рукия могла бы пострадать не так сильно, вмешайся вовремя Киске, Укитаке воспринял спокойно – по крайней мере, внешне это выглядело именно так. Но он просто сумел обуздать свой гнев, поняв, что Урахара, хоть и казалось всё совершенно по-другому, поступил правильно... то был бой за честь Рукии, как офицера шинигами, она должна была сражаться одна.

- Вы прибыли, чтобы расследовать это?

- Нет, - тихо, но твёрдо ответил ему Джууширо. – О нашем уходе из Сообщества душ пока никто не знает, у нас немного времени, чтобы найти риоку и всё решить...

Бывший капитан двенадцатого отряда внимательно выслушал весь рассказ и умозаключения своих коллег, ни разу не поменявшись в лице и не прервав повествование. Только когда Укитаке выдохся, Киске слегка опустил голову, постучал веером по колену и, подняв на мужчин посерьёзневшие глаза, поинтересовался:

- Полагаю, вы встретились с Йоруичи, Кьёраку-сан?

- Нет, почему же? – Шунсуй пожал плечами.

- Она сейчас в Сообществе душ, - продолжил тот, вздыхая, - приходится играть на два фронта. Когда вы рассказали мне все догадки, я первым дело и подумал, что она встретилась с вами и прислала сюда на помощь, однако... Если вы, Кьёраку-сан, говорите, что это не так, выходит, что наш ресурс времени ещё более ограничен, чем мы думали. Догадались вы – скоро догадаются и остальные, а тогда Куросаки Ичиго грозит смертельная опасность.

- Смертельная? – до сих пор молчавший Тооширо, наконец, подал голос.

- Да, Хицугая-тайчо, именно. Именно за Куросаки следили не только мы, но и капитан Кучики, поэтому в Сейрейтее прекрасно осведомлены о состоянии Ичиго и каждом его шаге. До сих пор не было никаких признаков, что его запечатанная духовная сила стала возвращаться или что её отсутствие как-то влияет на духовные частицы в целом, но... последние события как раз и показывают, что связь есть и очень сильная. Связав все события воедино, мы действительно получаем, что Король Сообщества душ находится в запечатанном внутреннем мире Куросаки Ичиго...

- Рассуждения можно оставить и на потом, - агрессивно высказался Хицугая. - Сейчас важнее вернуть реяцу Короля, иначе будут жертвы!

Урахара немного удивлённо поморгал и почесал затылок.

- Не торопись, Тооширо-кун, - Шунсуй фамильярно похлопал подростка по плечу, и тот, исказившись гримасой боли и отвращения, с силой столкнул руку мужчины. – Поспешность может нам дорого стоить...

- И промедление тоже! – парировал младший капитан и вновь обратился к Урахаре. – Есть план, как всё осуществить?

Торговец минуту помедлил, прикидывая, стоит ли посвящать прибывших тайчо в свои замыслы. От Йоруичи поступали весьма тревожные сообщения, и чем больше соратников – тем лучше и проще будет бороться с Сообществом душ за Короля. Укитаке-сан и Кьёраку-сан принципиальны и готовы идти до конца в борьбе за справедливость, однако их молодой коллега вёл себя довольно странно, Урахары бы даже сказал – агрессивно и зло. С ним могли возникнуть проблемы. Но всё равно, время утекало слишком стремительно, и Киске, поколебавшись, ответил:

- Есть, Хицугая-тайчо, - парень заметно воспрянул духом, однако Киске поспешил его остудить: - Но ваши коллеги правы, мы должны, конечно, торопиться, но разумно. Любая ошибка может оказаться роковой, - видя, что Тооширо по-прежнему собирается возражать и настаивать на своём, он приподнял брови: - А что планировали вы? Схватить Куросаки и силой заставить его вспомнить, что он шинигами? – судя по выражению глаз младшего тайчо, он как раз это всё и планировал. – Это смешно, Хицугая-тайчо, разве вы сами не понимаете?

- Смешно?! – вспылив, мальчишка вскочил на ноги и выхватил из ножен зампакто. Кьёраку и Укитаке подскочили следом, но остановились по знаку торговца. Ощущая у горла холодное лезвие клинка, Урахара невозмутимо взглянул на рассерженного подростка. – Думаешь, мы пришли сюда, чтобы ты посмеялся над нами?!

- Ками-сама, осторожнее! Эта штука вообще-то очень острая! – в притворном испуге воскликнул торговец и, как будто не происходило ничего ужасного, пальцем аккуратно отодвинул меч. Хицугая, вспыхнув, вернул зампакто в прежнее положение и через секунду тремя волнами реяцу был отброшен назад. Джууширо и Шунсуй, вцепившись в его плечи, силой усадили Тооширо на место. – Взгляни на свои силы трезво, капитан Хицугая, - вновь заговорил Урахара, теперь уже гораздо серьёзней. - Вас всего трое: один слаб из-за своей болезни, - лёгкий извиняющийся кивок в сторону Укитаке. - Другой не питает особой тяги к сражением, а последний и вовсе предпочёл стать калекой, думая, что это поможет ему искупить свою вину...

После этих слов покрасневший Тооширо вырвался из рук удерживавших его коллег и открыл рот для ответной реплики, но вдруг замер со страшным лицом, на котором постепенно начали появляться растерянность и боль. Хватая ртом воздух, подросток весь сжался, съёжился, словно уходя в себя, неосознанно пытаясь защититься... слишком жестокий удар ему сейчас нанесли, и тайчо вовсе не был к нему готов. Джууширо укоризненно взглянул на Урахару – как можно вот так плевать в душу пареньку, он и без того уже наказан судьбой и собственным решением! Но кто его знает, может, Киске и прав, только таким способом можно образумить Хицугаю! Как же ужасно, что они довели ситуацию до подобного конца, что только ответная агрессия и демонстрация силы могли успокоить парня и заставить думать. С горечью Джууширо наблюдал, как с лица того мальчика, ребёнка, которого он прежде так часто угощал сладостями, сходила краснота – один из симптомов ярости. Тооширо вроде бы немного успокоился... хорошо, пусть не успокоился – сдался, он сидел, нахохлившись, и исподлобья поглядывал на сидевшего напротив Урахару. Столкнувшись взглядом с Шунсуем, Укитаке помрачнел: Кьёраку своим виноватым видом дал понять, что теперь он тоже всё понял и со всеми его доводами согласен...

Ками-сама, значит, нужно было такое подтверждение?

- Вы молоды, - продолжил экс-капитан двенадцатого, только уже менее жёстко, - и из-за этого можете потерять голову, уравновешенность и спокойствие подводят вас, давая волю эмоциям. Рядом с вами, Хицугая-тайчо, два взрослых шинигами, так что не стыдитесь иногда прислушиваться к их совету.

Хачибантай тайчо попытался сдержать неуместную ухмылку – слишком уж походили слова Киске на нравоучение наставника непослушному воспитаннику.

- Куросаки-сан никого из нас не помнит, так что просто уговорить его пойти не получится, - медленно произнёс Укитаке, чтобы вернуть разговор в прежнее русло. – Я так понимаю, что применять силу тоже нельзя?

- Мы должны быть предельно осторожны, потому что неизвестно, как отреагируют печати. Придётся уговаривать, - развёл руками торговец, - да и на помощь Ишшина рассчитывать не приходится...

Лица упомянутых мужчин вытянулись в немом удивлении, они переглянулись, и только потом Кьёраку недоверчиво переспросил:

- Ишшина?

- Ну да, Ишшина. Да-да, того самого, - Урахара уже успел исчезнуть в соседнем помещении, и теперь оттуда раздавались шум и, периодически, грохот чего-то падающего. После того, как по слуху шинигами ударил ещё и звон разбившейся посуды, Киске позвал своих помощников, и возня в комнате продолжилась с утроенной силой. Укитаке уже боялся предположить, чем там занимается его бывший коллега, как тот высунулся из-за дверного косяка и невинно поинтересовался: - Хицугая-тайчо, не напомните ваш рост? Для ваших коллег я гигаи подобрал, а вот для вас... вам, кстати, нормальный или, - мужчина откровенно насмехался, намекая на его увечье, - подогнать?

У старших шинигами упоминание имени их бывшего товарища вызвало нешуточное удивление, и они не услышали издевку, произнесённую полушёпотом, чтобы её расслышал только сам Хицугая. Тооширо лишь вздрогнул, выше поднимая плечи. Укитаке же придвинулся ближе к своему другу и, морща лоб, пробормотал:

- Как такое может быть? Почему он ничего не сообщил, не попытался связаться с нами? Или он ничего не знает о том, что Ичиго... – Джууширо сообразил, что говорит совершенную глупость, и закрыл рот.

- А почему нет? – пожал плечами капитан восьмого отряда, потом вдруг снял с плеч своё неизменное кимоно, аккуратно сложил и любовно разгладил ткань. – Он мне рассказывал однажды, что ему осточертела рутина нашего существования, что он мечтает о том, чтобы вернуться в Генсей и жить там... так почему бы ему не попытаться осуществить свою мечту? Мы же шинигами, а не Пустые, у нас есть и другие чувства, кроме голода, - Кёраку потёр подбородок и задумчиво произнёс: - Понятно теперь, почему Король реинкарнировался именно в это время... Хотел получить защиту, родившись в семье бывшего шинигами.

- Помощь Ишшина нам бы очень пригодилась...

- Прошу, господа капитаны! – Киске выбрался в гостиную и сделал приглашающей жест рукой с веером. – Ваши гигаи готовы, - исследователь подождал, пока те поднимутся, и что-то Укитаке, что тот едва успел поймать. – Держите, Укитаке-тайчо, пригодится. В Генсее стало ещё меньше духовных частиц, из-за болезни вам будет сложнее остальных. Это таблетки высокой концентрации, они должны помочь, если... – Урахара явно собирался сказать «Если придётся драться», но в последний момент засомневался и произнёс совершенно другое: - Если вдруг возникнет необходимость.

Беловолосый капитан с благодарностью посмотрел на торговца, однако тот взмахнул веером, показывая, что в этот раз он обойдётся без похвалы. Кажется, исследователь хотел поговорить наедине – с ним или Кьёраку, слишком уж красноречивым был его взгляд. Шунсуй предоставил это право своему партнёру и ненавязчиво предложил Хицугае идти первым. Когда те ушли, Укитаке немного задержался и понизил голос:

- Думаешь, нам придётся сражаться?

Торговец взглянул на него исподлобья – вокруг глаз Урахары залегли тёмные круги, свидетельствовавшие о том, что мужчина давно забыл о хорошем отдыхе – почесал небритую щёку и так же тихо ответил:

- А вы полагаете, нам удастся обойтись малой кровью? – Джууширо отрицательно покачал головой. – Вы ведь примчались в Каракуру, не дожидаясь реакции Главнокомандующего, значит, сами не надеетесь на удачный исход для Куросаки.

Капитан тринадцатого ничего не ответил, лишь тяжело вздохнул. Ну, да, только оптимист или совершенный глупец может надеяться на то, что шинигами беспрепятственно добьются цели.

- Нужно поторопиться, - добавил торговец, методично то складывая, то раскладывая веер, - иначе придётся сражаться с нашими же друзьями.

- А Ишшин?

- Боюсь, он нам помочь не сможет, - глухо ответил тот и почему-то отвернулся. – Должностная инструкция, сами знаете...

***

Мрачный Хицугая плёлся позади, нервными движениями, постоянно поправляя перевязь, на которой лежала его безжизненная рука, точнее, рука его гигая. Тайчо проигнорировал насмешливые предложения Урахары привести временное тело в «более подходящий владельцу вид», и теперь вынужден был терпеть сочувствующие взгляды прохожих, жалевших паренька со сломанной рукой. Кьёраку и Укитаке шли впереди – Киске объяснил им дорогу, избавив джубантай тайчо от обязанностей проводника, - они шли очень быстро. Тооширо же пытался отстать, замедлял шаги, не желая оказываться в искомом месте.

Но всё равно маленькая делегация из Сейрейтея теперь была всего в паре улиц от нужного им дома.

- Ну вот, это здесь, - мужчины остановились на углу, и Шунсуй, закрыв глаза от заходящего солнца ладонью, посмотрел на двухэтажное здание напротив. – «Клиника Куросаки». В такое время риока должен быть дома. Тооширо-кун, ты не мог бы?..

Тот встрепенулся и оглядел мужчин:

- Почему это я? – неприязненно спросил парень, представив себе, как он стучится в дверь Куросаки и кто ему откроет. Ладно бы отец Куросаки или его младшая сестра, но если это будет Карин? Или даже сам риока, что ему сказать?

Нет, Тооширо не был готов к такой встрече, он не знал, что говорить, как реагировать. В голове всё мешалось и путалось – ещё с тех пор, как капитан пришёл сегодня в госпиталь и узнал последние новости с грунта. Хицугая пытался сосредоточиться, подумать, но не мог, всё время сбиваясь.

– И как это, по-вашему, будет выглядеть? «Привет, я твой новый одноклассник, пришёл познакомиться?»

- Неплохой вариант, - согласился капитан восьмого.

Тооширо зло фыркнул, покосившись на Укитаке и ожидая его ответа. Он-то ещё нормален, отговорит Кьёраку от этой идиотской затеи... парень поспешно отвёл взгляд, ужасаясь собственной слабости. Нет, он не мог, опять не мог! Проклятье, да что же это такое?!

- Хорошо, - выдавил угрюмый подросток и, опустив плечи, медленно, неохотно побрёл в сторону дома.

Улицу капитан пересёк ещё весьма уверенно, но когда он ступил на дорожку, ведущую к двери, уверенности у парня поубавилось. То, что позади, в нескольких десятках метров, стояли Кьёраку и Укитаке и всё видели, заставляло его скрипеть зубами от злости и бессилия. Сколько потом насмешек будет, если Тооширо сейчас струсит... только эта мысль заставляла его идти вперёд, к этому дому, который он уже возненавидел всей душой. Остановившись перед входной дверью, Хицугая посмотрел на несчастную ручку с такой злостью, словно желал её заморозить. Ксо, но это не поможет, всё равно придётся зайти и...

Припомнив, что всё это он делал ради Рукии, тайчо собрался с духом. Эта маленькая беззащитная девчонка значила слишком многое, чтобы он мог позволить себе отступить, поддаться собственной слабости.

Через минуту (она показалась вечностью) после того, как Тооширо постучал, из глубин дома послышался тонкий девчоночий голосок. Смертельно побледневший парень судорожно сглотнул: сердце подскочило у него в груди, билось где-то у пересохшего горла и готовилось вот-вот замереть от ужаса... Потому-то он едва не издал вздох облегчения, когда пороге возникла маленькая девочка со смешной заколкой в волосах.

- Ичиго дома? – Хицугая хотел казаться спокойным и невозмутимым, но голос дрогнул и поехал вверх.

Куросаки должен быть дома, иначе... иначе а Рукия там, в госпитале, может считать последние минуты, секунды в ожидании помощи! Перед глазами встала нереально чёткая картинка: темноволосая девушка с закрытыми глазами, с руками, сложенными на груди, одетая в белый саван, лежит на постели, а за нею стоит, подобно застывшему столбу, Кучики Бьякуя и...

- Брат ушёл прогуляться, - с запинкой ответила младшая сестра Куросаки, видимо, испугавшись зверского выражения на лице Хицугаи. Пока тот усиленно соображал, что делать теперь, Юзу, набравшись храбрости, осторожно спросила: - О, вы же знакомый Карин, да? – окончательно вспомнив гостя, девочка улыбнулась: - Она рассказывала...

Упоминание о другой сестре Ичиго вызвало у парня дрожь по всему телу. Нет уж, он не был готов к встрече, потому что Рукия там, а Карин... она совсем другая, и... нет, нельзя!..

- А Ишшин? – резко сказал, почти воскликнул Хицугая, позабыв о том, что он не должен знать имя отца Карин и Ичиго, а уж тем более называть его так.

- Папа с утра уехал куда-то по делам больницы, Карин ещё не вернулась с тренировки.

- Ясно, спасибо, - тайчо быстро развернулся и зашагал назад. Его всего колотило, и Тооширо не был уверен, что выдержит невинный разговор с маленькой девочкой. Ками-сама, на какие глупости он тратит бесценное время?! Куда быстрее было бы забраться на крышу, обнаружить реяцу Куросаки и поймать рыжего идиота!

Он чувствовал, что беспричинно злится на Ичиго. Вины-то бывшего шинигами тут не было, но нужно же как-то излить злость, страх, отчаяние из-за того, что пришлось вернуться в прошлое... пусть и в воспоминаниях. С именем Карин Тооширо связывал те спокойные, мирные, тихие дни, когда никто и подумать не мог, какие сражения и потери ждут шинигами. В это прошлое... он не хотел возвращаться. Оно подобно тьме, которую раздирают кровавые всполохи, с ней не совладать и не сразиться.

- Но... может, я могла бы что-то им передать? – крикнула ему вслед девочка.

- Нет! – выпалил Хицугая, убегая. Остановился и перевёл он дух только за углом, самым бесцеремонным образом прервав беседу своих старших коллег. Парень наделся, что они подумали, будто тайчо споткнулся и потому упал; но у него, на самом деле, от усталости и напряжения подкосились ноги. Рухнув на дорогу, Тооширо обхватил себя руками за плечи, жалко дрожа.

- Тооширо?! Что случилось? – в ту же секунду рядом с ним оказался Укитаке. Не на шутку встревоженный, даже, скорее, испугавшийся, седоволосый капитан наклонился к мальчишке, подозревая самое худшее.

Джууширо серьёзно сомневался, что Хицугая находится в нормальном состоянии. Речь не шла о ранах, уровне реяцу или о чём-то в этом роде; напротив, Укитаке боялся за разум этого паренька, его душу. Это ведь только начало их сегодняшних испытаний, миссия не будет лёгкой, и если Тооширо не сумеет справиться с собой, что может произойти? Кьёраку предусмотрительно остался на месте, наблюдая. Ещё одного проявления сочувствия и жалости их младший спутник бы не стерпел, да и кому-то нужно следить за улицей, иначе шинигами могут упустить свою цель. Дождавшись, когда партнёр лёгким кивком головы показал, что справится сам, Шунсуй выпрямился и намеренно отвернулся.

Немного придя в себя, капитан десятого отряда тут же оттолкнул руку Укитаке, которой тот придерживал его в знак поддержки.

- Я в порядке! – огрызнулся подросток. Как же унизительно: ощущать эту заботу, доброту, которые на поверку – только лишь для проформы! От приторности сводило скулы, и, сцепив зубы, Хицугая коротко ответил: - Ни Ичиго, ни Ишшина нет дома. Где они – неизвестно.

- О, ну вот, и проблемы пошли, - вздохнул Кьёраку, подводя итог вылазке младшего капитана, и обратил взор в небо. – Где же нам теперь искать мальчишку? Реяцу у него нет, просто так мы Куросаки не обнаружим.

Тайчо тринадцатого отряда, наконец, поднялся с колен и отвёл назад волосы. Хицугая, посидев ещё немного, тоже встал, тряхнув головой, уставился на коллег в ожидании ответа.

- Мы можем вернуться к Урахаре, - предложил Укитаке, - и придумать иной план действий, но это бесполезная трата времени. Другой вариант – пока осматривать город, а к вечеру, если ничего не найдём, вернуться сюда... уж ночевать-то он точно придёт! – Джууширо покачал головой, понимая, что все варианты, как один, займут у них слишком много драгоценного времени.

- А, может, нам найти Ишшина? – хмуро спросил парень, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Он ещё в магазине Киске понял, что отец Куросаки Ичиго тоже когда-то был шинигами и, если он правильно расслышал разговор Кьёраку с Укитаке по дороге сюда, - капитаном, которого они прекрасно знали. – Отец должен быть в курсе, где его сын.

Шунсуй согласно взглянул на партнёра и с некоторым удивлением отметил, что тот с этим предположением не согласен.

- Я поговорил с Урахарой, - пояснил тайчо, - и он считает, что Ишшин не будет нам помогать. Он сказал что-то об его должностных обязанностях, я так и не понял, что конкретно имелось в виду, но... боюсь, полагаться придётся только на наши собственные силы.

- Ясно, - Кьёраку снова вздохнул. – Тогда что: к Урахаре или прочёсывать Каракуру?

Тооширо бы предпочёл последний вариант. Принимай он решение, то непременно все трое уже мчались бы по городским крышам, осматривая каждый закоулок. А ведь Укитаке капитан Рукии, но медлит... как он может, если его лейтенанту грозит смертельная опасность?

- Хорошо, тогда возвращаемся в магазин, - резюмировал хачибантай тайчо и потянул за собой друга, - по дороге как раз обдумаем дальнейший план.

Капитан десятого, бормоча проклятия в адрес коллег, пошёл следом. Ладно, хоть людей на улицах меньше стало, теперь уже прохожие не таращились на седого парня со сломанной рукой! А не то бы это стало последней каплей... Слава Богам, малявка Куросаки ничего не сказала, Хицугая за себя почти не отвечал в тот момент. Полные сожаления взгляды он ненавидел лишь ненамного меньше Айзена, но если Рукии печаль во взгляде и грустная улыбка – когда парень украдкой потирал ноющие шрамы – были простительны, то остальным...

- Тооширо-кун? – он моргнул, когда через пелену тяжких дум прорезался вдруг голос Укитаке. Оказалось, что капитаны остановились и повернулись к нему, а джусанбатай тайчо и вовсе стоял в двух шагах от подростка. – Ты не мог бы умерить немного свою реяцу? Она пробивается даже через гигай.

Опустив взгляд, Хицугая и в самом деле заметил на кроссовках, в которые было обуто его временное тело, тонкие льдинки и медленно кивнул. В самом деле, нужно хоть немного успокоиться, Унохана-тайчо первоклассный медик, и Куросаки не сможет прятаться от них вечно. К концу этого дня капитаны разыщут риоку, а Урахара приведёт его в чувство и тогда разрушение остановится...

А если нет? Если какое-то звено этой цепочки будет разорвано?

Когда пришло сообщение, что тринадцатый отряд был разгромлен на грунте, а лейтенант с тяжёлыми ранениями доставлена в госпиталь, Хицугая бросился на территорию четвёртого, позабыв о своей работе. Его пустили по какому-то счастливому стечению обстоятельства: Бьякуе и Унохане-тайчо нужен был ещё один капитан для подписания документов, и Тооширо приврал, что пришёл по поводу планового медосмотра своих подчинённых.

То, что он увидел в больничной палате, оказалось подобно острейшему клинку, ударившему прямо в сердце. Свою первую мысль в тот миг Хицугая, наверное, запомнит на всю жизнь. «Они ошиблись! Это ведь не она, не Рукия!» Капитан никак не мог поверить, что эта хрупкая, словно фарфоровая, статуэтка и есть та девушка, которая в последнее время занимала его мысли! Великолепную статую жестоко изуродовали, оставив на прекрасном личике царапины, на груди и руках – страшные раны, которые скрывали бинты. Фиолетовые глаза были открыты и, кажется, смотрели на него, но Тооширо ничего не видел в них – ни боли, ни страха, никаких эмоций вообще. Сердце отказывалось верить, однако разум говорил: да, это она, это её реяцу, а не кого-то чужого.

Неужели так же страшно и безжизненно Рукия выглядела после их «тренировочного» боя?! Тайчо уже много раз раскаялся за содеянное, но настоящий ужас того, что он натворил тогда, Тооширо понял, стоя в дверях палаты и глядя, как капитан Унохана давала Рукии какое-то лекарство. Перед ним застыл Кучики-тайчо, и Хицугая с ужасом осознал, что чувствует за стеной холода, что отгораживала аристократа от остального мира, боль... Эта боль горела в груди и у самого Тооширо, отдаваясь в том месте, где должна была быть левая рука. И вот точно так же Кучики лежала здесь после той их тренировки? Не может быть... не могло быть! Как он вообще смог поднять на неё меч? Это же всё равно, что ударить Хинамори...

Может быть, тогда тайчо не сдержался потому, что Рукия слишком напоминала ему Момо? Помимо внешнего сходства, пусть и довольно отдалённого, было то, что в глазах Хицугаи практически уравнивало (до того дня) обоих девушек: Кучики-фукутайчо так же обожала и преклонялась перед своим капитаном, как и бывшая лейтенант пятого.

Но потом всё изменилось! Окончательно и бесповоротно, когда он понял, что Рукия – вовсе не такая, какой казалась. Она тоже выросла в Руконгае, знала, что такое нищета и голод, и понимала истинную ценность настоящей дружбы! В конце концов, у них даже зампакто были одного типа, а её забота... Рукия была единственной, кто действительно за него волновался... кому он был нужен. Тооширо знал, что своими неумелыми попытками извиниться (как же сложно всего лишь произнести несколько слов!) он привязывается к младшей Кучики всё сильней и сильней, но насколько сильно – показал этот день, который, ксо, когда же закончится?!

Шедший первым Укитаке остановился, чувствуя, как пребольно кольнуло сердце, но дело было не в очередном приступе или недостатке духовных частиц, которое без таблеток Урахары не преминуло сказаться на его здоровье. Перед капитанами порхала, трепеща крылышками, адская бабочка, посланник из Сообщества душ!

- Сообщение из Сейрейтея? – хмуро спросил Кьёраку, подходя ближе. Живые, когда у них особенно сильно предчувствие, говорят, что «чувствуют это кожей». Шунсуй своё состояние мог описать только такими словами. Глупо ждать хороших новостей... – Наше отсутствие, наконец, обнаружили, и Яма-джи решил вернуть птенцов в гнездо?

- Подожди, - Джууширо взмахнул рукой, останавливая друга.

- Укитаке-тайчо, Кьёраку-тайчо, - раздался вдруг тихий, но напряжённый голос Шихоуин,- и вы, капитан Хицугая. Я нахожусь сейчас в Сообществе душ, со мной связался Киске и передал, что вы в Генсее и ищете риоку. Не могу говорить долго и потому ничего не объясняю, но поспешите за Ичиго: Кучики Бьякуя получил приказ уничтожить его. В ближайшее время он будет в Каракуре. Я постараюсь задержать Бьякую, но надолго не выйдет. На вас вся надежда...

Сообщение оборвалось, однако мужчинам и не нужно было продолжение. Ошеломлённый Джууширо растерянно моргал, не до конца веря в услышанное, провожая взглядом улетающую бабочку, Кьёраку только наклонил голову, скрывая эмоции, а Тооширо, в душе которого всё перевернулось, отрывисто спросил:

- Они... собираются его убить? Убить Короля?!

- Ками-сама, это же непростительно! – выкрикнул Укитаке вслед улетевшему посланнику из Сейрейтея. – Как можно было на такое решиться?!

- Что будет, если Бьякуя убьёт риоку? – повысив голос, настойчиво повторил Хицугая, переводя взгляд с капитана восьмого на его коллегу.

- Вообще в случае смерти очередной реинкарнации Король, наверное, должен переродиться, - вопрос парня помог немного успокоиться. Укитаке вспомнил, что должен вести себя, как подобает капитану, несмотря на обстоятельства. Гнев... стоит только поддаться ему, и уже невозможно остановиться, чтобы отличить правильный шаг от неправильного. Ошибка может оказать роковой. – Возможно, прежде так и решали проблему... – Джууширо всего покоробило, когда он произнёс эти слова. Но должностную инструкцию Нулевого отряда не видел никто из шинигами Готея, может статься, Укитаке был недалёк от правды!

В глазах Хицугаи загорелся мрачный огонь, как только он понял, что их проблемы можно решить гораздо более лёгким способом; но пламя тут же угасло, стоило только Джууширо произнести следующую фразу:

- А сейчас так его сила запечатана, и этот способ может не сработать! – в глазах у тайчо потемнело, едва он представил возможные последствия. - Мы не можем предугадать, вдруг печати помешают ему, тогда...

- Что? – сцепил зубы капитан десятого.

- Апокалипсис, - глухо ответил Кьёраку, и Тооширо промолчал, пробуя новое слово на вкус. По спине снова побежали мурашки при одном упоминании о том, что смерть одной души могла разом закончить всё; парень ощутил, как давно уже позабытое им чувство, представлявшееся ему бессонными ночами в виде угольно-чёрной змеи, начало шевелиться, давая о себе знать. Нет, он не поддастся... Хоть это и приказ из Сейрейтея, он пришёл сюда с другой целью и не опустится до такого. Хицугая вздрогнул, почувствовав на себе чужой напряжённый взгляд, но когда он поднял голову, джусанбантай тайчо тут же отвернулся, делая вид, что ничего и не было.

- Что мы будем делать?

- Разделимся, - решительно ответил тайчо Шунсуй. – Один останется и будет искать здесь, в тех местах, что ближе к дому, второй пойдёт к школе, третий – к Урахаре.

- А если мы не успеем? – напряжённо спросил Хицугая. – Бьякуя скоро появится здесь... – он никак не мог понять: боится ли он, что Бьякуя доберётся до Куросаки раньше них и убьёт его, или страстно этого желает? Ксо... Бьякуя ведь Кучики... Кучики Рукия... что с ней будет, если Ичиго умрёт?

- Его-то уж мы точно найдём по реяцу, - Джууширо смерил взглядом маленькую упаковку, которую дал ему Киске, и после минутного колебания съел ещё одну таблетку. Их запас не бесконечен, а никто из шинигами не знал, сколько боёв у них впереди. – Но я хочу избегнуть битвы.

Те промолчали. Сражаться никто бы не хотел, но иного выбора у капитанов, противопоставивших себя Сейрейтею, не оставалось, однако все трое, разойдясь в разные направления, питали надежду, что встречи с капитаном шестого удастся избежать. Если бы они смогли найти Ичиго раньше Кучики, то легко скрылись с парнем в том убежище, что заготовил Урахара... но как найти в Каракуре теперь уже обычную душу Куросаки?

Укитаке, оставшийся возле дома бывшего проводника душ, нервно мерил шагами перекрёсток, стараясь по возможности оставаться в тени и не попадаться на глаза людям. Это было сложно – из соседних домов давно уже должны были заметить капитана, но выбраться из гигая и продолжить наблюдение в облике шинигами Джууширо не мог – Куросаки бы в таком случае его просто не увидел.

Духовная сила оставалась спокойной, присутствия Бьякуи не ощущалось, и джусанбантай тайчо начал уже подозревать, что им действительно придётся схлестнуться в драке. От этого тягучая, смутная боль легла на сердце. Ямамото-сетайчо выбрал на роль палача единственно верную кандидатуру капитана, который бы не ослушался приказа в любом случае, зная, как дорог бывший шинигами его младшей сестре. Раз это приказ, Бьякуя пошёл бы его исполнять в любом случае... даже если бы ему приказали совершить самоубийство... Проклятье, действительно, лучшего варианта не сыскать! Переубедить его невозможно…

- Ичиго! – радостно, почти счастливо, воскликнул мужчина, когда мимо него прошёл рыжий парень и направился к нужному дому. Боги, вот это удача! Неужели небеса благоволят трём отступникам?

Подросток, сделав ещё шаг, обернулся и недоумённо уставился на незнакомого мужчину, хмуря брови.

- Вы кто? – неприязненно спросил он, приподнимая уголок губ.

- Джууширо, - Укитаке решил не тянуть время, сразу же схватить мальчишку и бежать отсюда, - я друг твоего отца, - горькая ирония... даже лгать не пришлось. Сердце у капитана колотилось как сумасшедшее, напоминая о том, как он вытаскивал Рукию с Сокиоку... весьма схожие обстоятельства.

- Что-то не похож, - негромко пробормотал Ичиго, оглядывая незнакомца с головы до ног. Этот длинноволосый тип не очень-то походил на знакомца Ишшина, однако Куросаки знал, что и его собственного отца (если не знать заранее) сложно принять за буйно-помешанного. Хотя ему на вид лет 35-40, а он уже совсем седой... – И чего вам от меня нужно?

- О, да просто хотел узнать, как у тебя дела, как у Ишшина дела,- улыбка этого мужика Куросаки доверия не внушала, и парень боком сделал шаг назад, намереваясь сейчас послать его куда подальше. – Ичиго?

Парень стоял напротив капитана, по-прежнему исподлобья глядя на него недоверчивыми карими глазами и ничего не говоря, но Укитаке показалось, будто он слышал чей-то голос... или приближение...

- Куросаки, в сторону! – выкрикнул мужчина, быстро выйдя из гигая. Ошарашенный подросток, на которого полетело временное тело шинигами, увернулся, но неудачно, влетев плечом в забор, и упал на тротуар.

Он ничего не понял, видел только, как непонятный беловолосый мужик, после того, как велел ему прятаться, вдруг полетел на него и хлопнулся рядом прямо мордой на асфальт... как будто мёртвый. Ичиго потёр глаза кулаком и потянулся к руке неподвижно лежащего мужчины, чтобы пощупать пульс (его расположение было то единственное, что Ичиго вынес из уроков медицины своего папочки), как вдруг чуть ли не над своей головой услышал звон мечей.

- Что за?!

Свист рассекаемого воздуха - и его волосы зашевелились от потока холодного воздуха. Куросаки в изумлении застыл, прижавшись спиной к деревянному забору. Наверное, он где-то сильно стукнулся головой, раз видит такое...

Звон оружия повторился, только уже гораздо выше, а Куросаки прижало к земле неожиданно полыхнувшей чудовищной силой. В небе, в нескольких метрах над землёй схлестнулись двое – тот странный седой мужик и другой, помоложе, с чуть более короткими тёмными волосами. Их одинаковые одежды, смутно похожие на картинки из учебника по истории, развевались от ветра ударов. Обе фигуры Ичиго видел нечётко, расплывчато и размыто, как будто они были призрачными, но сражение там шло действительно на жизнь или на смерть. В следующий миг они были уже в другом месте, и из-под столкнувшихся мечей во все стороны полетели искры, а за спиной беловолосого снесло трубу с крыши дома. Битва продолжилась на какой-то сумасшедшей скорости, парень не успевал взглядом за ними, затаив дыхание, наблюдая за разворачивающейся драмой. Кто побеждал – он не мог понять, как будто силы у этих двух самураев, словно вышедших из старинного трактата, были равны, и никто не мог одержать верха.

- Ичиго! Что ты лежишь, беги! – оторвавшись на короткий миг от схватки, выкрикнул тот седой и тут же выставил катану для защиты: его противник, не меняя позы и с невозмутимым лицом, нанёс такой удар, что мужчину едва не снесло.

Инстинкт самосохранения, наконец, пробудился, и Куросаки вскочил на ноги. Он уже сообразил, что новый знакомец его защищает перед неведомым врагом – тем другим, с холёным лицом и странного вида причёской. Стоило только брюнету сделать выпад в сторону Ичиго, как седовласый тут же закрывал дорогу собой. Ксо, и что ему делать?! Парень знал, что не может сравниться с этими двумя, значит, глупо лезть в сражение... но и убегать, когда ради него дерётся совершенно незнакомый ему человек... как его... Джууширо?

Перед его ногой в асфальт врезался кусок черепицы, рыжий едва успел отскочить. Обломки во все стороны разлетались с крыши соседнего дома: парень не уследил взглядом за побоищем, и выяснилось, что сражавшиеся уже так близко... Этот странный Джууширо бросил на него зверский взгляд, и, судорожно сглотнув, Ичиго понял, что сейчас ему точно пора делать ноги... в конце концов, если седой чудак хочет ради него погибнуть, нельзя, чтобы его смерть была бессмысленной.

Но куда бежать, где можно найти укрытие? Взгляд тут же метнулся в сторону дома, только домой нельзя, там Юзу, может быть, ещё бородач и Карин! Он никогда не подставит семью под удар вместо себя!

Улучив момент, когда те двое в небе – их Куросаки теперь видел совершенно отчётливо, как и обычных людей – отвлеклись, он рванул в сторону опустевшей к вечеру школы, надеясь затеряться среди кварталов и десятков одинаковых домов. Сердце билось где-то в районе горла, колотилось как будто в припадке, а дурацкая сумка шлёпала по ноге, мешая бежать. Ксо, хоть не увидели... хоть бы не заметили...

Ичиго поймал себя на том, что волнуется за этого беловолосого, и прибавил ходу, ругая себя за то, что думает совершенно не о том, о чём нужно. Да он просто сказал своё имя и только!.. Куросаки даже не знал, действительно ли того так зовут и правда ли, что он был другом отца! А может, это всё было ложью?!

Перебежав через дорогу, он уже собирался ступить на тротуар, но, повинуясь какому-то инстинкту, задержал ногу – и тротуарная плитка там распалась крошками. Подняв взгляд, Куросаки увидел перед собой в паре-тройке метров того самого темноволосого, а в другой миг острие катаны оказалось уже у горла, вот-вот – и оно коснётся кожи. Ичиго не успел испугаться смертельной угрозе: встретившись взглядом с этим мужчиной, он весь похолодел и как будто потерял способность двигаться. Серо-фиолетовые глаза... с отблеском стали, которая сейчас прижата к его глотке, угрожая в любой миг перервать жизнь... ни капли эмоций, ни злости, побуждающей убить... Его собирались прикончить без каких-либо чувств.

Что же это... за ублюдок?

- Бьякуя! – Укитаке, кашляя, поднялся с земли, в которую своей очередной атакой вдавил его бывший фукутайчо. Таблетки Урахары не подвели, тайчо сам себя подвёл, не желая сражаться в полную мощь. Это преступление! Устроить бой в мире живых с другим капитаном!.. Но, Боги, они уже переступили закон, и что теперь бояться за каждый совершаемый поступок? Это не бой за гордость... и не бой за жизнь... Это сражение и за то, и за другое. – Не делай ошибку, Бьякуя! - Кьёраку и Хицугая должны были уже появиться, что же они медлят?! Джууширо начал чувствовать себя, как Рукия, которая этим утром тоже ждала помощи, но не дождалась её. Тайчо пошатывало, но он устоял на ногах и, не утерев тонкой струйки крови, что стекала из уголка рта, рванулся на пределе шунпо к мальчишке, застывшему, словно кролик перед сделавшей стойку змеёй.

Ичиго как в замедленной съёмке увидел, что лезвие катаны начинает движение, но укола не почувствовал. Его отшвырнуло на проезжую часть, в ушах стоял скрежет металла о металл, а сердце от пережитого страха пропустило удар... один или два. Распахнув глаза, он обнаружил, что противники вновь оба на ногах, а их катаны звенят, не в силах одолеть одна другую. «Ну, давай же.... давай!» - одними губами прошептал подросток, опять забыв о том, что ему следует спасаться бегством. Нет, ему нельзя теперь убегать! Ради него рисковали жизнью, а этот наёмный убийца, кажется, был сильнее...

Куда делся страх, что только что гнал его, заставлял мчаться, сломя голову, не разбирая дороги? Если сейчас Ичиго и боялся, то только за этого человека, который вступился за незнакомого ему пацана!

- Бьякуя, не делая глупостей! – Кучики легко отбил его удар и атаковал сверху, не поведя и бровью. Джууширо пытался образумить своего бывшего подчинённого и заодно выиграть для Ичиго время, но балбес почему-то не торопился убегать, продолжал, раскрыв рот, смотреть на их бой. Слава Ками, он их хотя бы видел... иначе был бы совершенно беззащитным перед смертельной угрозой.

- У меня приказ, - ровным тоном, совершенно не запыхавшись (словно они и не сражались здесь, в Каракуре!), ответил ему аристократ и отразил выпад Укитаке. – И вы тоже обязаны его выполнить, Укитаке-тайчо.

- Одумайся же, наконец! Нельзя слепо исполнять все приказы! – противостоять Бьякуе становилось всё сложней, потому что Джууширо до сих пор старался сдерживаться, надеялся убедить Кучики встать на их сторону. После «казни» Рукии его бывший лейтенант должен был чему-то научиться, понять, что приказ приказу рознь, а законы созданы, чтобы их нарушать! Укитаке поискал взглядом своего любовника, на худой конец, Тооширо, но ни тот, ни другой ещё не подоспели. «Да где же они застряли?!» - Куросаки никому не причинил вреда! Оставь в покое мальчишку, это невинная душа!

- Он угроза Сообществу душ, - парировал тот, усиливая нажим. Капитан тринадцатого мощном ударом реяцу был отброшен к рыжему парню, сбил его с ног, и оба распластались на дороге. Воспользовавшись этим, Укитаке укрыл собой мальчишку, выставив вперёд зампакто, если вдруг Бьякуя решится продолжить атаку. – Если вы продолжите защищать его, это означает неподчинение приказу. Я буду вынужден арестовать вас и доставить в Сейрейтей под стражей, - ни капли сожаления на прекрасном аристократическом лице. Какая может быть жалость к Куросаки, если Кучики даже к собственному сенсею не желает проявлять ни сочувствия, ни элементарного понимания?! – И если вы не в курсе, это не...

Джусанбантай тайчо вскочил на ноги и, очертив рукой широкую дугу, наставил катану на своего коллегу.

- Ты не оставляешь мне выбора, Бьякуя, - наконец, произнёс капитан, на короткий миг прикрыв глаза. Ками видит, Джууширо не хотел поднимать оружие на этого юнца, который следует приказам и законам, не слыша зова собственного сердца. – Боги знают, я не хочу драться с тобой, - повторил он в последний раз, - но если нет иного способа предотвратить бессмысленное убийство, мне придётся использовать этот!

Ксо, ведь не первый раз происходит такое, повидал многое за несколько сотен лет, драться с шинигами приходилось не однажды, но все они были предателями, беглецами и преступниками! А перед ним сейчас стоит – о Боги, Укитаке действительно это видел – тот мальчишка, которого как будто вчера к нему привёл Гинрей-доно! И этот мальчишка преисполнен решимости убить своего наставника или отдать свою жизнь за исполнение приказа, бездумного и бессмысленного!

- Все волны, поднимитесь и станьте моим щитом! Все молнии, ударьте и станьте моим мечом, - до боли родная реяцу разлилась под ладонью, и зампакто, повинуясь хозяину, послушно разделилось. - Согьё но Котовари!

Бьякуя никак не отреагировал, когда его наставник активировал шикай. Вид этих двух мечей, соединённых красным канатом, уже давно перестал внушать ему ужас. Их силы равны – и то пока только потому, что на реяцу Кучики печать-ограничение, а Укитаке тяжело в мире живых, но больше рокубантай тайчо не собирался медлить. У него имелся приказ, исполнить который следовало в кратчайшие сроки, и помешать этому не смог бы и сам Король Сообщества душ! За спиной Укитаке-тайчо Ичиго, потрясённый увиденным, отполз кое-как подальше, но стоило Кучики сделать шаг по направлению к подростку, как капитан заслонил парня собой.

- Вы нарушаете приказ, - холодно оповестил того аристократ, приблизив зампакто к груди. Видя же, что противник не намерен отступать, Кучики медленно произнёс: - Разлетись, Сенбонзакура!

Облако нежно-розовых лепестков, в которые превратилось лезвие его катаны, на мгновение, зависнув в воздухе, ринулось на Укитаке, и Джууширо поднял оба меча для защиты. Если сейчас он хоть на шаг сдвинется в сторону, смертоносные лепестки насквозь изрешетят мальчишку!

Острые частицы Сенбонзакуры бросились в стороны, натолкнувшись на преграду. Капитан тринадцатого отряда увидел раскручивающееся лезвие Забимару за несколько секунд до того, как оно закрыло его от зампакто Бьякуи, и понял, что это его шанс сбежать. Подхватив совершенно ошалевшего Куросаки, у которого от потрясения отнялся дар речи вместе с ногами, Джууширо отпрыгнул в сторону и ушёл в шунпо.

- Стойте, тайчо! – капитан шестого, направившийся, было, вслед за беглецами, сделал пару шагов и остановился, услышав голос своего лейтенанта. Лезвия Забимару, соединившись, вернулись к владельцу, и Ренджи, ещё крепче сжав рукоять зампакто, пошёл навстречу командиру. – Я не дам вам пройти дальше, - сквозь зубы выплюнул фукутайчо, зло улыбаясь.

- Отойди в сторону, Абараи, - аристократ удостоил офицера мимолётным взглядом и снова зашагал за своим коллегой, сопровождаемый облаком лезвий Сенбонзакуры. – Нарушив инструкции в этот раз, ты не отделаешься выговором.

- К чёрту приказы и инструкции! – выдохнул Абараи и в два прыжка оказался прямо на пути командиру. – К чёрту, если по ним мы должны убивать невинных! – прорычал шинигами в ненавистное, показывая, что тот скорее разрежет его на кусочки, чем заставит отступить. – Ты второй раз так поступаешь, Бьякуя! Думаешь, я тебе позволю сейчас дойти до конца?!

Джууширо остановился на соседнем перекрёстке, чтобы перевести дух; Куросаки, которого мужчина обхватил поперёк груди, забарахтался, пытаясь выбраться.

- Не дёргайся! – воскликнул Укитаке, поняв, что парень собирается вернуться в гущу боя. – Он убьёт тебя!

- Но тогда они убьют друг друга! – в карих глазах бывшего шинигами читался искренний страх за тех, которые сейчас сражались на другой улице. Удивительно... он действительно удивительный. Только что испугался за самого Джууширо, хотя думал, что видит его в первый раз в жизни, а теперь боится за того, кто едва не лишил его жизни! «Всё правильно. Он ведь Король. Король беспокоится о своих подданных».

- Укитаке! – со стороны больницы к нему подбежали Хицугая и Кьёраку, и оба как по команде сетайчо застыли, увидев вдалеке стоявших друг напротив друга Бьякую и Ренджи.

Куросаки, поняв, что в полку его похитителей прибыло, судорожно сглотнул и вновь попытался выбраться. Джууширо закашлялся, и Шунсуй вытащил из его рук парня, грубо перекинул через плечо. Беловолосый капитан опустился на одно колени, кашляя кровью.

- Ксо, он всё-таки меня загонял, - пробормотал Укитаке. Согьё но Котовари, понимая его желание, исчез, представ вновь в облике единого клинка; Тооширо покосился на шинигами из шестого, которые собирались устроить эпическую битву, и помог коллеге подняться.

- Бежим, - коротко приказал он, и хачибантай тайчо легко, несмотря на тяжёлую ношу, вспрыгнул на крыши, направляясь в сторону магазинчика Урахары.

Джууширо помедлил, вновь остановившись взглядом на бывшем ученике и его втором офицере. У него не было больше права вмешиваться, если капитан хотел спасти Короля. В Сообщество душ уже наверняка отправилось донесение от разведывательных групп о битве Кучики с Укитаке, и отряды Онмицукидо могут появиться в любой момент, а тогда их шаткий план будет сорван и всё закончится казнью. Но и позволить Бьякуе с Абараи совершить самый ужасный в их не-жизнях поступок мужчина тоже не мог! Оба готовы были драться насмерть из-за гордости, и где! В мире живых и друг с другом!

- Мы не можем так их оставить, Шунсуй! Они же уничтожат друг друга! – на ходу крикнул он, надеясь образумить друга. Ками, они начали войну... войну между шинигами, где вчерашние друзья и коллеги встанут против друга и будут сражаться насмерть! Кровавая пелена застлала Джууширо глаза, и он едва не упал, когда они перепрыгивали с крыши на крышу, тайчо вовремя подхватил Хицугая и, не слушая возражений, потащил за собой. – Это война, мы развязали войну!

- Не мы, - глухо бросил капитан десятого. – Просто мы дали ей новый повод. Не вздумайте вернуться, Укитаке-тайчо, - добавил парень, потому что тот слишком часто стал оглядываться назад, кусая губу, - вы погибнете там вместе с ними.

- Но...

- Она неизбежна. Но в наших силах её остановить.

@темы: Зангетсу, Ичиго, Урахара, Хичиго, фанфики

Комментарии
2010-04-17 в 21:53 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
Ыыыыы, вкусное продолжение :inlove::inlove::inlove:
Спасибо))).

2010-04-17 в 22:17 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Marika-chan, вам спасибо, что дождались и прочитали))))

2010-04-17 в 22:24 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
И буду дальше ждать :chup2:

2010-04-17 в 23:04 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
2010-04-17 в 23:16 

RinnaS
Hard work pays off in the future. Laziness pays off now
:hlop: :hlop: :hlop:
Какое прекрасное продолжение! Я почти каждый день проверяла обновления, и наконец дождалась!
Надеюсь Ренджи с Бьякуей друг друга не поубивают. Будет очень-очень жаль обоих.

2010-04-17 в 23:24 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
RinnaS, благодарю)
Увы, эта глава задержалась больше, чем я планировала. Во избежание повторения прошлых ошибок вычитывала её несколько раз.
Да уж, заставить их убить друг друга, конечно, большой соблазн, но и окончательный тупик в их истории.

2010-04-20 в 17:46 

Ночные звезды - мои медали...
*хлопает в ладошки*, молодец, Tinuviel-f !!!

2010-04-20 в 18:08 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
ЭльфирЭ, спасибо))):jump:

2010-05-21 в 21:55 

Neshinigami
Ваша работа, пупсики мои, мячик по полю гонять!
Какая интересная история! Действительно интересная, и это приятно.
Момент с "повторением истории" у Бьякуи и Ренджи особенно зацепил. Ужасно жаль, что Бьякуя повторяет свои ошибки.
А вообще очень нравится Ичиго в этом фике. Сначала как-то перекосило от того, как он с Зангетсу разговаривал, а потом прикинула - да это он себя еще адекватно вел, в такой-то ситуации. Нет, молодец парень!
Ну, а Укитаке с Кераку просто очень радуют.)

2010-05-21 в 21:59 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Neshinigami, благодарю, что так подробно всё написали!
Момент с "повторением истории" у Бьякуи и Ренджи особенно зацепил. Ужасно жаль, что Бьякуя повторяет свои ошибки.
Хоть в каноне Бьякуя и начал меняться, я думаю, если бы снова возник конфликт между его чувствами и долгом, он бы выбрал долг и история повторилась. Что, собственно, у меня и вышло.
А вообще очень нравится Ичиго в этом фике. Сначала как-то перекосило от того, как он с Зангетсу разговаривал, а потом прикинула - да это он себя еще адекватно вел, в такой-то ситуации. Нет, молодец парень!
Ему не позавидуешь. Но было довольно сложно представить, как он с его-то характером себя начал вести после такой истины
Ну, а Укитаке с Кераку просто очень радуют.)
Оооо, это на ближайшую перспективу моя любимая пара:heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Цепи Небес Разящей Луны.

главная