Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:39 

Bleach. Фанфик Fallen into memories. Глава 7.

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Название: Fallen into memories
Фандом: Bleach
Автор: Tinuviel-f
Бета: AnImEsHkA_OkAnA
Пейринг: Рукия/Ичиго, Ичиго/Зангецу, Кьёраку/Укитаке, Хицугая/Рукия
Жанр: драма, приключения
Рейтинг: PG-13
Статус: в процессе.
Саммари: Бой за Каракуру окончен несколько дней назад. Ичиго удалось победить Айзена и тем самым спасти Сообщество Душ и Дворец Короля. Но может ли что-то спасти самого Ичиго?
Дисклеймер: всё - Кубо Тайто, кроме описанных здесь событий.

Глава 1. Тот, кто победил Бога
Глава 2. Время огонька
Глава 3.Тройственность
Глава 4. Остывшие чувства. Глава 3.5. Лёд снова в огне
Глава 5. Королевские жертвы
Глава 6. Новый виток войны


Глава 7. Переступая грань
- Мне плевать на такие приказы, - повторил Ренджи, и его зампакто с силой рассёк воздух. Будь что будет, но он не позволит Бьякуе сделать и шага дальше!

Кучики стоял, не шелохнувшись, только презрительно смотрел на своего лейтенанта, как на досадную помеху, которую, по насмешке судьбы, не обойти. Абараи больше всего ненавидел это презрение, равнодушие, как будто в мире не существовало того, кто мог бы сравниться с Кучики! Один такой, равный капитану по силе, готов доказать свою правоту, даже если им придётся сражаться до последней капли крови!

В душе всё бурлило и клокотало от плохо сдерживаемой ярости, полыхавшее в жилах пламя бешено отдавалось в висках, а ещё Ренджи не мог отдышаться и хватал ртом воздух, как будто это были последние минуты его жизни. Шинигами нёсся на пределе скорости от самых ворот шестого отряда, ведомый единственным страхом - не успеть; теперь перед глазами плясали разноцветные зайчики Чаппи и норовили скрыть от взора парня его противника – Абараи поплатился за то, что не экономил силы.

Фукутайчо, наверное, до последнего момента пребывал в счастливом неведении, если бы не Йоруичи. Кучики-тайчо, получивший после обеденного перерыва какое-то сообщение с адской бабочкой, неожиданно собрался, взял свою Сенбонзакуру и, чеканя шаг, вышел из офиса отряда, ничего не сказав своему лейтенанту. Ренджи проводил командира сумрачным взглядом исподлобья: аристократ опять ушёл на какое-нибудь важное собрание, а ему, Абараи, париться со всей документацией, которая должна уже завтра лежать на столе в первом отряде! Благородный Бьякуя, конечно, не мог лично заниматься грязной работой, свалил её на плечи второго офицера!

Но через пять минут мир для заваленного бумагами лейтенанта разбился и разлетелся стеклянными осколками. В расположение отряда стрелой влетела чёрная кошка и, прыгнув в офис через окно, сообщила такое, от чёго Абараи со всех ног выбежал из казарм и припустил к госпиталю, позабыв о шунпо. Всё вокруг мгновенно было позабыто, и парень, мчавшийся не разбирая дороги, одними губами только и шептал «Рукия... Рукия!»

Ренджи во всём был виноват... Когда их общего друга так несправедливо лишили сил шинигами, Абараи думал только о своих проблемах и оттолкнул от себя девушку! Лейтенанту казалось, что всё случившееся с Ичиго – его вина, ведь он должен был вступиться, но в последний момент струсил! Должен был... и не защитил. Потом Ренджи вновь струсил - он не знал, как смотреть в глаза подруге и как объяснить ей, почему шинигами ничего не сделал для Куросаки. Ичиго пришёл в Сообщество душ за ней, ничего не зная о боях и противниках, которые его ждали впереди, но он не сдался! Только благодаря Ичиго, его вере и упорству, Рукия до сих пор жива!

А когда пришло время для Ренджи вернуть Ичиго этот долг, что он сделал?..

Куда проще оказалось разом обрубить все ниточки, связывавшие друзей, и сделать вид, что ничего никогда не происходило.

Может, хоть как-то ужасный дурак сможет извиниться перед Рукией? За то, что бросил, за то, что не поддержал в трудную минуту, что не радовался её успехам... Ведь, может быть, в том бою девчонке как раз и не хватило веры в свои силы, которой её лишил лучший друг?!

В палату шинигами не пустили – там уже находились Кучики-тайчо и, что удивительно, Хицугая-тайчо, а раненой нельзя было волноваться и много говорить. Железной рукой лейтенант четвёртого отряда выставила Абараи в коридор. Сначала он хотел колотить по двери кулаками, но спохватился и понял, что сделает так только хуже. Что толку – рваться сейчас к Рукии, чтобы навредить своими неумелыми извинениями, глухим «Прости», которое, фукутайчо знал, он сможет сказать, только отведя глаза? Всё, что нужно было сделать, Ренджи как раз и не сделал... Потому-то красноволосый парень, опустив плечи, как пьяный, побрёл на лестницу, чтобы переждать там. Когда все уйдут, можно незамеченным, пробраться к подруге и повиниться... если получится хоть на несколько минут выбросить из головы её проклятого брата. Одна только мысль о нём – и Абараи не мог думать ни о чём больше.

Не вышло... Фукутайчо, прогнанный Котецу с лестницы, спрятался в подсобке и стал случайным свидетелем того, как Бьякую вызвали к Главнокомандующему. Потом встретившийся ему Ханаторо сообщил, что Кучики-сама дали лекарства и она спит; совершенно потерянный Ренджи побрёл назад, в офис своего отряда. Почему, как только Абараи хотел исправить свою ошибку, судьба всегда отказывала ему, не давала и шанса?! Почему?! Он так и не смог победить Бьякую и забрать подругу, оказался в долгу перед риокой Куросаки!

На половине пути к казармам Абараи догнала взъерошенная Йоруичи и, надавав ему по шее за безалаберность, рассказала, что произошло на грунте и почему Кучики так спешно отправился на ковёр к сетайчо. Шихоуин, тряхнув на прощание хвостом, убежала искать ещё союзников, а Ренджи так и остался стоять, чувствуя, как всё замирает внутри. Но его ступор длился недолго: запинаясь поначалу, лейтенант со всех ног бросился к Сенкаймону, подстёгиваемый единственной мыслью – только бы успеть!

Бьякуе велели убить Куросаки, и капитан, как полагается, немедленно приступил к исполнению приказа! Даже не задумался, не вспомнил, сколько Ичиго сделал для него! Ренджи кусал губу, пару раз врезался в какие-то здания, но всё равно мчался вперёд, распугивая шинигами младше рангом. Что же, он этого... ждал? Нет, Абараи знал, что однажды Бьякуя может совершить какой-то подобный поступок, поэтому фукутайчо и следил за ним, почти за каждым его шагом, а ночами до изнеможения тренировал банкай, чтобы, когда придёт время, остановить капитана. Как можно... Куросаки, ставшего надёжной опорой Готея 13 в войну с Айзеном, помогавшего им столько раз, - и так легко уничтожить, как будто он очередной враг! Йоруичи коротко объяснила, почему нельзя допустить смерти Ичиго, но Ренджи было глубоко наплевать на Короля и всякие там иные выкрутасы. Ичиго – это Ичиго, и Абараи помнил, как сильно повлиял на него рыжий риока. Остаться в стороне, позволить капитану в очередной раз продемонстрировать, какой он надёжный шинигами и холодный ублюдок, Ренджи не мог.

«Ичиго смог в одиночку пойти против всего Сообщества душ, а я... я на такое способен?!»

Через столько месяцев Абараи должен был, наконец, узнать ответ на терзавший его вопрос.

Через врата Ренджи пробежал так, как никогда прежде в жизни, а, оказавшись над Каракурой, растерялся, не зная, что делать дальше, куда идти, где искать капитана. А вдруг он опоздает? Вдруг?! Вдруг уже опоздал? Почувствовав недалеко от дома Куросаки до боли знакомую духовную силу, фукутайчо рванул туда. И вот он успел... в самый нужный момент.

Когда Укитаке-тайчо вместе с Ичиго исчезли из поля видимости, лейтенант вздохнул чуть спокойнее. Рыжему теперь ничего не угрожает, капитан тринадцатого не даст ему погибнуть, и можно заняться этой безжалостной сволочью в кенсейкане.

- Если он говорит, что нужно убивать невиновных, значит, это неверный приказ! Я ему не подчиняюсь! – рубанул Ренджи, немного отдышавшись. – Наш долг - защищать души, а не уничтожать их!

- Ты отказываешься исполнять повеление Сообщества душ и создаёшь препятствия для вышестоящего офицера, - Сенбонзакура, повинуясь движению руки Кучики, вернулась к своему хозяину и зависла рядом, готовая в любой момент кинуться на непокорного. – Когда мы вернёмся в Сейрейтей, ты будешь арестован, Абараи, и заключён в тюрьму, пока не вынесут решение о наказании, - невозмутимость рокубантай тайчо могла вывести из себя любого, даже самого терпеливого противника. Ренджи к таким не относился и весь вспыхнул, услышав ненавистный голос, в котором не отразилось ни капельки волнения.

- Конечно, тайчо... прямо сейчас, - рыкнул он и, содрав с плеча лейтенантский шеврон, швырнул повязку под ноги капитану. – Я уже больше не ваш лейтенант, Кучики-тайчо. Если хотите, я даже не в вашем отряде, - серо-фиолетовые глаза аристократа отразили короткое удивление и только. Красноволосый шинигами усмехнулся про себя: ну надо же, вот чем можно пробить оборону Бьякуи! - Но дальше вы не пройдёте. Я, - Забимару вновь начал разъединяться, - не позволю. Однажды вы почти совершили ошибку, и мы едва не потеряли Рукию. Я... – парень прежде думал, что сложнее всего будет произнести именно эти слова. Они – граница, рубеж, и если за него перешагнуть, пути назад уже нет. Абараи твердил себе, что готов бросить тайчо последний вызов, но в глубине души всё же боялся, что в решающий миг ему опять не хватит чего-то... смелости, силы, духа. – В этот раз я буду драться до конца, тайчо. Я не позволю, чтобы такое повторилось.

Кучики на миг опустил глаза вниз, будто вздыхая, что опять придётся марать руки о какого-то жалкого шинигами, и... Ренджи не уследил за ним. Капитан использовал шунпо и скрылся, на какое-то мгновение Абараи запаниковал, но инстинкты, не забытые со времён Руконгая, не подвели: почувствовав приближение со спины, шинигами отскочил в сторону, замахиваясь. Забимару разрезал пустое пространство, лейтенант увидел только тень от шарфа, мелькнувшую рядом, и сразу же вспомнил о Сенбонзакуре, которую он упустил из виду, ища Бьякую. Краем глаза парень заметил розовые лезвия, но на удивление легко увернулся от них. «Что это значит? Он играет со мной?» Да неужели Кучики всё равно не воспринимает его всерьёз?! «Да я тебя растерзаю, Бьякуя!»

Парень вновь атаковал вслепую и, надо же, почти попал! Ксо, опять это дурацкое «почти»! Буквально перед носом у красноволосого парня, дразнясь, мелькнула ослепительно белая ткань (чистая, как будто Бьякуя не сражался до этого), и вот уже Ренджи, страшно ругаясь, мчался вслед за Кучики, уткнувшись взглядом в капитанскую спину. Хаори с символом шестого отряда развевалось по ветру, и Абараи растянул губы в гордой улыбке, заметив, что часть полы накидки срезана. Достал... простым шикаем достал!

Они остановились, наконец, и парень позволил себе немного оглядеться. Ага, конечно... какая-то заброшенная стройка за пределами города. Ренджи вдруг почувствовал благодарность к своему бывшему капитану: тот не потерял чувства реальности и увёл противника в сторону от жилых кварталов. В пылу боя Абараи мог натворить такое, что потом бы не простил и сам... вспомнить, например, то их сражение с тайчо в Сообществе душ. Короткий миг благодарности прошёл – шинигами вспомнил, как только что принял окончательное решение, и мысленно выругал себя за слабость. «Да проклятье же, почему я всё равно перед ним преклоняюсь?!»

Сильнее стиснув рукоять Забимару, парень ощутил такое родное тепло реяцу, перетекавшей с его пальцев на цуку зампакто, и к нему вернулась прежняя уверенность.

- Ещё не остыл? – в голосе тайчо (какой он теперь ему тайчо?! Ренджи сам отказался служить под началом такого капитана) Абараи послышалась насмешка, и он оскалился, пересекшись взглядом с бывшим командиром.

Вместо ответа парень метнулся вправо, благодаря шунпо, завис над Бьякуей и со всех сил направил на него Забимару. Лезвие клинка остановилось рядом с шеей аристократа, натолкнувшись на щит из лепестков Сенбонзакуры; Ренджи, сплюнув от досады, размахнулся и ударил снова, изменив угол удара, но на этот раз зампакто его капитана, защитив Кучики, тоже бросилось в атаку. Размеры Забимару не позволяли справиться с грозной Сенбонзакурой так же легко, как это получалось у Ичиго, а Абараи, увлёкшись, забыл о защите. Собрав все силы, он понёсся влево, обходя Бьякую и надеясь выбрать место для новой попытки.

- Ксо!

Сенбонзакура всё-таки поймала его в ловушку: потоки лезвий разделились и ударили с двух сторон. Не успевший вырваться Ренджи вскрикнул и тут же сжал зубы, чтобы Кучики не было слышно возгласа боли. Лепестки вернулись к аристократу, оставив шинигами в воздухе; опустив зампакто, Абараи ладонью зажал рану на плече. Пришлось пожертвовать рукой, чтобы не получить ещё больших повреждений, и кровь заструилась по коже и косоде, рукояти Забимару, закапала с высоты на землю. На парня вид красной жидкости, что текла из его тела, произвёл странное воздействие: как будто это и не его ранили, не его рука адски болит, не её Сенбонзакура разорвала почти до кости...

- И это всё? – насмешливо фыркнул Ренджи. – Как сражаться с беззащитными, так ты всегда на коне, а как со стоящим противником – способен только на игры?! Так, Бьякуя?

- Ублюдок, - холодно констатировал тот и, не сделав ни единого движения руками, снова атаковал. Мелкие лезвия, как пчёлы, облепили парня и жалили, кусали, впиваясь в тело; отбиться от них было почти невозможно, убежать - тоже. Ренджи получил короткую передышку, когда Сенбонзакура отступила, готовясь к смертельному удару. Всё, время пришло!

- Банкай!

Розовое облако разорвало появившейся гигантской змеёй. Хихио Забимару тяжело было удержать, Абараи сделал одно неосторожное движение – и от полыхнувшей реяцу обрушилось несколько этажей соседнего здания. Строительные плиты осколками разлетелись, часть их с грохотом рухнула на площадку, где стоял Кучики, и аристократа заволокло пылью. Силуэт противника полностью скрылся в сером облаке, окружившем поле битвы, и Ренджи зло понадеялся, что сейчас Бьякуе хорошенько досталось по богато украшенной, но пустой голове, и он валяется в глухой бессознанке. О том, что капитан, воспользовавшись этой пеленой, мог атаковаться его, шинигами совершенно не подумал.

- Живучий, гад, - почти беззлобно выдохнул он, когда пыль от волн духовной силы рассеялась, и обнаружилось, что тайчо стоит в своей неизменной позе. Его не задело – кенсейкан, хаори, шихакушо – всё оказалось в порядке и вроде даже не запачкано. Впрочем, Абараи другого не ждал, напротив, было бы гораздо обиднее, если ему не удалось победить Кучики в настоящем бою. Великодушно дождавшись, когда тот стряхнёт с себя пылинки, Ренджи направил зампакто на своего врага. – Ну что, Бьякуя? Теперь-то ты будешь сражаться?

Непонятно, почему Кучики всё же пошёл за ним, а не стал преследовать Ичиго, но мотивы поступков этого высокомерного ублюдка в самую последнюю очередь волновали Ренджи. Главное, что сейчас их бою никто не помешает. Может быть, потом Абараи спросит у Бьякуи, чего он не кинулся выполнять приказ... только что-то подсказывало парню, что у его противника имелись такие же веские причины остаться и драться, как и у самого Ренджи.

- За что ты сражаешься? – неожиданно подняв голову, вопросил Кучики вместо того, чтобы нападать. Такое поведение врага красноволосого шинигами не смутило – он уже был готов к тому, чтобы парировать любое заявление тайчо... на каждый вопрос у Абараи имелся свой ответ и он не хуже, чем заготовленный у Бьякуи.

- За то, что мне дорого! – выкрикнул в ответ Ренджи, и Забимару с рёвом полетел на капитана, разинув пасть.

От этой атаки рокубантай тайчо легко увернулся, используя шунпо, но Ренджи, предугадав такой шаг, рванул рукоять меча, и Хихио Забимару повторил это движение, сомкнув челюсти на пустоте. Секунда продлилась целую вечность, и вдруг на том месте кровь брызнула во все стороны, раздался какой-то звук, похожий на сдавленный стон или шипение. Ликующий шинигами увидел, как в нескольких метрах от него вышел из шунпо Бьякуя – левая штанина хакама капитана была разодрана, по ноге стекала кровь, а бледное аристократическое лицо исказила гримаса – только чего? Злости или боли?

- За то, что я должен защищать! За то, что мы все должны защищать, и всё равно, назовут меня преступником или нет! Без Ичиго не было бы ничего – ни Рукии, ни меня, ни тебя, Бьякуя! – заорал он во всю глотку, потому что сдерживаться уже больше не мог. - Ты даже о ней не подумал! – капитан, прихрамывая, развернулся, занёс руку, чтобы атаковать и, странно, остановился. - Ты никогда не думал о сестре! У тебя в голове только приказы и правила и никаких чувств! Ты мёртв, Бьякуя!

Выпалить то, что накопилось, вроде легко, но Абараи почувствовал, сколько сил у него это отняло. Он это сделал... смог... смог! Наплевал на собственное благоговение перед бывшим капитаном и сказал ходячему трупу всё в лицо! Вслед за усталостью шинигами охватило невероятное ощущение восторга и гордости, оно щекотало изнутри, распирало, и Ренджи захотелось закричать от невероятного счастья.

С тех пор, как они впервые сражались с капитаном в Сообществе душ, парень многое понял и осмыслил. Он тянулся за Бьякуей, стараясь стать сильнее, но, потерпев сокрушительное поражение, Абараи понял – пора идти своим путём. И его дорога оказалась верной.

- Она поймёт, - внезапно, после заминки, возразил Кучики. Ренджи нахмурился: ему показалось, что голос аристократа немного дрогнул, как будто упоминание Рукии поколебало его уверенность. Глупости, такое по определению невозможно! Бьякуе всегда было наплевать на сестру! – Рукия шинигами, она так же предана Сообществу душ, как и я.

Предана? И это он называет преданностью?!

- Рукия не такая, как ты, - процедил Абараи. Внутри всё переворачивалось от осознания ужасной правды. Бьякуя пытался сделать сестру похожей на себя, уничтожить в ней чувства, поставить в прямую зависимость от приказов и законов, - вот что это значило! Но ему не удалось и никогда не удастся, потому что он, Ренджи, не допустит... пусть это и будет, может быть, последнее, что парень сможет сделать для давней подруги. – Она ещё умеет любить и никогда не станет убийцей!

Возвышенные речи не были его коньком, и шинигами, зарычав, сломя голову бросился в новую атаку. Движения Кучики-тайчо стали заметно медленнее, кажется, ему тяжело было передвигаться из-за травмы. Абараи тоже не имел столько же сил, сколько в начале схватки, но, нападая, он не чувствовал никакой усталости. Злость, упоительное ощущение боя с кровью текло по жилам, заставляя забыть о боли. Нет ничего, только они вдвоём, только их мечи, уже обагрившиеся кровью врага, и причина – та, по которой они сражались. Приказ... и желание защитить правду.

- Банкай... – Ренджи замер от восторга, когда капитан активировал банкай. – Разлетись, Сенбонзакура Кагеоши!

Появившаяся вслед его команде огромная волна розовых лезвий рассеялась в воздухе и понеслась на бывшего лейтенанта с угрожающей скоростью.

- Вперёд, Забимару! – рявкнул парень, с силой посылая гигантскую змею для защиты, и отражённые лепестки замерли на несколько секунд, а потом снова полетели в сторону шинигами. Но Ренджи успел быстрее – на какую-то долю секунды опередив всемогущую Сенбонзакуру, самый быстрый зампакто всего Готея, он пролетел над головой своего бывшего тайчо и, с силой ухватив того за волосы, швырнул вниз.

- Давай поднимайся, Кучики Бьякуя! – крикнул Абараи. Его переполняла гордость и опасное чувство вседозволенности. Голыми руками только что швырнул именитого аристократа в пыль! Вот это да! Долгожданное превосходство в бою! Бывший фукутайчо улыбался совсем по-сумасшедшему, не желая удерживать ликование. Ренджи не подозревал, не рассчитывал, что Бьякуя подпустит его так быстро, потому и полагался на дистанционные атаки. Вот это-то, видимо, и сыграло с тайчо злую шутку. Как же сейчас он унижен и раздавлен, ведь плебейской рукой его бросили в пыль! – Поднимайся, мы только начали! – он и сам не заметил, что заговорил как свой бывший капитан Кенпачи. Нет, но шинигами действительно только начали, и Ренджи ещё многое хотелось сказать своему врагу... после того, как он размажет его по этой грязной плите, на которой стояли они оба.

Капитан шестого поднялся на ноги, цедя про себя ругательства. Его кенсейкан сполз набок, разрушив идеальную причёску, а в глазах мужчины красноволосый парень с удовлетворением заметил шок и изумление. Что, не ожидал? Сплюнув кровь, Бьякуя взмахнул рукой в разодранной белой перчатке, и Ренджи, не дожидаясь атаки, заорал:

- Хикоцу Тайхо!

Яркий шар реяцу, вырвавшийся из пасти Забимару, столкнулся с тучей розовых лепестков, и взрывом обоих шинигами отбросило в стороны. Ренджи впечатало в чудом уцелевшую после прошлой атаки стену, и он обрушился вместе с ней. Обломки и кирпичи закрыли его от лезвий Сенбонзакуры, и на какое-то время Абараи отключился.

***

- Кёраку, стой! – выкрикнул Укитаке и остановился сам. Пока капитаны уходили дальше и дальше от того места, где они оставили Бьякую и его лейтенанта, Джууширо всё чаще оглядывался назад. – Я возвращаюсь! Я не могу допустить, чтобы они погибли!

- Хочешь умереть с ними? – хачибантай тайчо всё-таки притормозил, поудобнее перехватил бесчувственного Куросаки – пришлось его вырубить, чтобы не дёргался и не мешал. Мальчишка паниковал, пытался вырваться, словом, - мешал себя спасать, так что Шунсуй без всяких зазрений совести применил один несложный приём и теперь нёс безвольное тело, перекинув его через плечо. Ещё немного – и так же придётся поступить с Укитаке, потому что он явно захотел покончить жизнь самоубийством. – Ты же сам говорил, что есть бой за жизнь, а есть за честь, - глухо произнёс мужчина. – У них есть причины сражаться, Абараи мы не звали с собой, он пришёл сам... как и на Сокиоку.

Видя, что друга эти слова не убедили, шинигами добавил:

- Подумай ещё и о том, что дробить наши с тобой силы сейчас – полное безумие. Вдруг за углом мы натолкнёмся на группы Онмицукидо?

Капитан тринадцатого всё равно колебался. Он прекрасно понимал, что Кёраку прав и что уйти – значит, совершить необдуманный поступок. Если и возвращаться, то только вместе, но и это безумно опасно, их могут ждать... Но позволить Бьякуе и его лейтенанту убить друг друга... Одно дело, когда бы тайчо втроём сражались против остальных, они сами решили, что пойдут этой дорогой. Кёраку с Укитаке это не в новинку, были ситуации и похуже, чем та, на холме Сокиоку. Но втягивать в бои других, невиновных, которые вообще не имели никакого отношения!.. Это недопустимо. Если капитаны и начали, им и отвечать!

Только Абараи-фукутайчо просто так бы не полез в драку. Он хоть и служил в одиннадцатом отряде, и обладал взрывным характером, но не стал бы кидаться в омут с головой... Кто-то его привёл в Каракуру, подсказал, что нужно прийти сюда! Седовласого шинигами поразило страшное понимание. Абараи Ренджи был другом Ичиго, был другом Рукии и... ненавидел Бьякую. Может быть, поначалу он и пришёл защитить Куросаки, но Укитаке прекрасно видел, что, только появившись на поле боя, лейтенант шестого отряда тут же показал, что будет драться с капитаном. Неважно, что Джууширо не запомнил подробности. Важно, что два глупца бьются сейчас насмерть.

Вспышки реяцу долетали до беглецов, всполохи и клубы дыма было видно через весь город, и, даже не оглядываясь, капитан мог сказать, что бой продолжается со всё нарастающей жестокостью.

Решив, что на этом их неожиданный отдых закончен, Кёраку развернулся и прыгнул на следующую крышу.

- Подожди! – тут же закричал вслед ему капитан тринадцатого.

- Что ещё? – тот задержался перед прыжком, обратив к другу раздражённое лицо.

- Где Тооширо?!

Шунсуй собирался ответить приятелю, но замолчал, осознавая сказанное. Шинигами запоздало поняли, что самого младшего капитана рядом не было с ними. Погружённый в свои мысли Укитаке следил только за реяцу Кучики и Абараи, вздрагивая каждый раз, когда духовная сила кого-то из них отзывалась болью или торжеством. Кёраку... он сосредоточился на дороге, чтобы не сбиться с нужного направления и не попасться на глаза другим проводникам душ. Когда и, главное, почему исчез Тооширо? Устал? Но ведь он не был ранен, а если начал отставать, то почему не позвал их, не попросил остановиться и подождать?

Или Хицугая умело скрыл свою реяцу, чтобы незаметно уйти? Но куда?! Куросаки был с ними, куда же Тооширо мог деться?

- Эта... духовная сила... – медленно произнёс Кёраку, однако Джууширо и сам уже всё почувствовал и понял. Времени не было и на то, чтобы переглянуться с другом, и оба, развернувшись, бросились назад, к тому месту, где кипело сражение.

***

- Ксо... – тело повиновалось Ренджи с трудом. Он не помнил, сколько раз его ранила Сенбонзакура, чувствовал только, что мышцы стали как каменные, и каждое новое движение делал лишь усилием воли. Держаться, только устоять, устоять... Нельзя проиграть сражение, имея в нём такое преимущество!

Противники разрушили уже всё, что возможно. Недостроенное здание было сравнено с землёй, превращено в пыль и разлетелось, наверное, на несколько километров вокруг. Бьякуя лишился своего хаори и стоял в разорванном косоде, сквозь которое просвечивало обнажённое тело, Ренджи и вовсе остался в одних изодранных хакама – даже розовая накидка Хихио Забимару клочьями усеяла поле боя. Сенбонзакура нежным облаком кружилась вокруг своего хозяина, сам Кучики с трудом держался на ногах и уже не вытирал кровь, текущую из разбитой головы. Левое плечо мужчины разделила жуткая рана – Кучики проворонил очередной удар Ренджи и острые лезвия Хига Зекко пропахали тело аристократа, оставив глубокий разрез и размозжив кость. Абараи же был весь залит кровью, что текла и из ран, и из мелких порезов, голова кружилась от сильной кровопотери, и в глазах двоилось, но Ренджи ещё видел стоявшего напротив Бьякую.... прекрасно видел... и в ту мишень он не промахнётся, даже если полностью ослепнет.

- Ну давай же... - пробормотал парень, откашлявшись. – Где твой настоящий банкай? – Кучики оскорблённо выпрямился, сколько было сил, и вперился уничижительным взглядом в бывшего лейтенанта. Абараи усмехнулся. Всё-таки, видимо, ему придётся победить Бьякую, так и не удостоившись сомнительной чести увидеть Сенкей Сенбонзакуру Кагеоши. – Не хочешь? – взмахнув рукой, шинигами заставил гигантскую змею подняться и обвиться вокруг себя. – Я всё равно тебя одолею, Кучики Бьякуя!

Собрав все силы для решающей атаки, Ренджи бросился на противника, направляя реяцу в зампакто. Всё, это его предел, сейчас решится, кому из них уготовано выйти из этой схватки победителем...

Бьякуя отреагировал мгновенно: Сенбонзакура, взметнувшись вихрем, ринулась навстречу врагу; попадись ей что-нибудь на пути, оно бы исчезло без следа в смертельном танце лепестков. Абараи усмехнулся про себя – Бьякуя не собирался сдаваться до самого конца... иного от аристократа не ожидалось, но и он... и он тоже не сдастся.

В серых глазах Кучики вдруг появилась паника, и на какое-то мгновение парень возликовал, готовясь праздновать победу. Да, Бьякуя всё понял, понял, что поражение неизбежно! Наконец-то... Но в горле Ренджи замер крик ужаса, а тело, скованное страхом, замерло на месте, потому что там, где вот-вот должны были столкнуться их банкаи, появилась фигурка маленькой темноволосой шинигами.

- Вон они, быстрей!

Но они всё равно не успели. Кёраку и Укитаке не добежали до сражавшихся шинигами совсем немного. Капитанов, считавшихся одними из самых сильных в современном Готее, накрыло ударной волной реяцу и понесло назад, ослепив ярко-розовой и кроваво-красной пеленой.

Джууширо приходил в себя медленно. Первое, что тайчо понял, было, что он лежал на каких-то каменных обломках и не мог пошевелиться от боли. Невероятный взрыв духовной силы ослепил мужчину, и когда Укитаке открыл глаза, то перед ними расплылось сплошное белое пятно. Дышать было трудно, гораздо труднее, чем во время или после приступа, воздух с присвистом вырывался из горла, а во рту стоял металлический привкус крови. Её было столько, что пролежи капитан без сознания ещё немного, он мог бы и захлебнуться. Способность двигаться возвратилась вскоре вместе со зрением, и, перевернувшись на бок, мужчина закашлялся. Они не успели... он не успел предотвратить смертоубийство, вместе с Бьякуей и его лейтенантом погибла и Рукия, которая думала, что сможет остановить этих безумцев!

- Жив? – раздался сиплый голос где-то над ним, и как бы Укитаке ни хотелось ответить «Нет», он слабо кивнул.

Ками-сама, девочка-то в чём была виновата?! В том, что два близких ей человека оказались совершеннейшими эгоистами и устроили бойню в мире живых?! Погубили и себя, и её... Нет, во всём были виноваты только Укитаке с Кёраку, они повели за собой Тооширо, не сумели образумить Бьякую, не спасли Рукию... Шунсуй кое-как помог другу подняться. Капитан восьмого отряда оказался немного дальше от эпицентра взрыва и, несмотря на то, что закрыл собой беззащитного Куросаки, пострадал меньше, но и его грудь, видневшаяся в прорехах косоде, была вся в крови. Джууширо пришлось куда тяжелее: шинигами, ослабленный боем со своим бывшим фукутайчо, оказался впереди своего товарища и принял на себя основной удар. Встав на ноги, джусанбантай тайчо поначалу опустил взгляд, стараясь не смотреть на то место, где должны были лежать тела трёх шинигами, но потом, вздрогнув, вскинул голову. Секундная слабость и трусость непозволительны; Укитаке обязан был увидеть то, что случилось по его вине.

На развороченной стройплощадке возвышались глыбы ярко-синего льда. Ещё несколько секунд они продержались под плотным пылевым облаком, а потом, как будто по команде, рассыпались, явив изумлённым взорам капитанов Хицугаю и младшую Кучики. Подросток, что-то шипя сквозь зубы, повалился на бетонный пол, сжимаясь в судорогах, к Рукии, позабыв о боли и собственных ранах, тут же кинулся Укитаке. Девушку, очевидно, Тооширо в последний момент вытащил из-под удара и закрыл собой, чтобы она не пострадал от мощной духовной силы.

- Нии-сама! Ренджи! – ещё не придя окончательно в себя, Кучики вскочила и побежала к двум распростёртым рядом друг с другом телам.

Её командир, тяжело дыша, пошёл следом. На душе появилось облегчение – все трое оказались живы, он ещё чувствовал слабую реяцу и Бьякуи, и его лейтенанта, но именно за это облегчение мужчина и корил себя больше всего. Вернись они раньше, ничего бы не случилось: не ревела навзрыд его фукутайчо над безжизненными, как ей кажется, телами, Хицугая не корчился в муках...

Один только взгляд на поверженных гордецов – и надежды, что кто-либо из руководства шестого отряда выживет, у Джууширо не осталось. Оба шинигами использовали почти всю свою реяцу, чтобы сокрушить противника, а когда увидели, что между ними, в тщетной попытке остановить сражение, очутилась Рукия, позабыли о защите и от того получили ужасные раны. Абараи, над которым склонился Шунсуй, дышал слабо-слабо, на его теле не было ни одного живого места; возле неподвижного окровавленного Кучики, прижав ладони ко рту, рыдала его младшая сестра. Укитаке медленно опустился рядом со своим учеником, прижал пальцы к тонкой, изувеченной порезами, шее, нащупывая пульс. Слабые, почти не ощутимые толчки вселяли не надежду, а только боль... Джууширо прикрыл глаза, умиряя скорбь, грозившую заполонить душу. Для неё ещё не время, быть может, им удастся вырвать обоих гордецов из лап смерти.

Хицугая, с трудом преодолев боль, встал на ноги и доковылял до остальных, не в силах нормально наступить на правую ногу. Чудовищной мощи реяцу ранила и его, Хьёринмару не устоял под одновременным натиском двух банкаев, но Рукия... она не пострадала.

- Живые есть? – глухо процедил сквозь зубы Тооширо, уставившись себе под ноги. Подросток не в силах был посмотреть на спасённую девушку, его всего крутило и ломало от одних звуков её плача. Эти ублюдки... о Рукии они думали меньше всего, два эгоиста решали свои проблемы, позабыв о ней и о невинных людях! А теперь... да пусть лучше сдохнут, чем останутся в живых!

Но Кучики так рыдает по ним, что их смерти, смерти даже одного, она не переживёт точно...

Капитан опустил голову, медленно сгибаясь пополам и опускаясь на колени. Спазмы не прошли окончательно, парень слишком много духовной силы истратил на то, чтобы уменьшить последствия взрыва, и прежние раны отозвались страшной болью. Рукия... простит ли Рукия, что Хицугая сумел спасти только её? Но в тот момент, когда он почувствовал в Каракуру реяцу Кучики-фукутайчо и понял, куда та направляется, то потерял голову и думал только о том, как спасти неразумную девчонку. В груди билось только одно желание – защитить, оградить, уберечь! Хицугая навсегда запомнил, как выглядела Рукия в госпитале, израненная Пустым, знал, как она лежала в больнице после боя с ним, и не мог позволить, чтобы такое повторилось снова. А тем более... чтобы она погибла. Кажется, мчась на полной скорости к бою капитана и лейтенанта шестого отряда, Тооширо практически умер душой, представив себе, что может увидеть. Развороченная земля, изуродованные тела и маленькая, хрупкая фигурка рядом с ними... безжизненно закатившиеся глаза... маленькие ладошки, изувеченные смертью. Преданная теми, кого она больше всего любила... как и Хинамори.

- Их надо перенести к Урахаре, - сосредоточенно произнёс Кёраку. – Мы не медики, им не поможем, а он с Тессаем смогут...

- Думаешь?

Капитаны как по команде подняли головы на звук насмешливого голоса и обомлели. Оскалившийся в злорадной ухмылке Шинджи с лёгкостью удерживал бессознательного Куросаки за ворот футболки, другой рукой обнажая зампакто. Хирако явно медлил, смакуя момент, но, в конце концов, острие его катаны оказалось у горла Ичиго.

- Хватит, перестань! – закричал Укитаке, вскочив и пошатнувшись от боли и напряжения.

- Вот только не надо говорить, что я совершаю ошибку, - Хирако прищурился, на мгновение оторвавшись от своей жертвы, и реяцу полыхнула от него во все стороны. – Если кто и натворил дел, так это вы. Побежали спасать парня, как будто он пуп Земли...

- Не время для шуток! Отпусти Ичиго и...

- Эй, Укитаке-сан, - Джууширо, пылавший гневом, вздрогнул от упоминания своей фамилии. Тон вайзарда резко переменился, стал вкрадчивым, и в глазах бывшего капитана Готея зажглась злость. – Никогда не задумывались, почему Ямамото приказал его убить? – он тряхнул безвольного парня, выдерживая паузу. – Во внутреннем мире Куросаки вместе с его духовной силой запечатан Айзен!

- Айзен... – медленно повторил джусанбантай тайчо.

От этого слова время как будто остановилось. Укитаке показалось, что солнце исчезло, и мир вокруг померк, едва вайзард с презрением выплюнул ненавистную фамилию. Понимание того, что они натворили, обрушилось с куда более страшной силой, и капитан, у которого подкосились ноги, едва не упал на землю. Бьякуя, Ренджи, Тооширо и Рукия, он сам и Шунсуй пострадали потому, что два тайчо возомнили себя умнее Главнокомандующего и захотели спасти невинную душу... не задумавшись о последствиях...

- Айзен... – со всей ненавистью выдохнул Тооширо, сжимая зубы. Тёмная пелена заволокла глаза, внутри вскипела ярость, и он бы рванулся в небо к Хирако, но измученное ранениями тело не двинулось с места.

- Тихо всем, - неизвестно откуда появившийся Урахара спокойно подошёл к вайзарду и начал что-то ему говорить. Возле обессиливших шинигами вышла из шунпо Йоруичи и, склонившись над неподвижным Бьякуей, начала осторожно поднимать его себе на плечо.

- Шунсуй, бери Ренджи, - скомандовала Шихоуин, - Джууширо, позаботься о Рукии и Хицугае, - аристократка выпрямилась, удерживая свою едва живую ношу. – Нам нужно поскорее уходить, долго они не протянут... и Онмицукидо вот-вот появятся, в Сообщество душ уже донесли о битве.

- Да... – опомнившись, Укитаке, прихрамывая, подошёл к своему лейтенанту. Потрясение ещё не прошло, но тайчо решил, что сейчас куда важнее постараться спасти раненых, чем выяснять причины происходящего. Рукия пыталась вцепиться пальчиками в косоде старшего брата, что-то лепетала, не желая его отпускать, и стоило оторвать от него девушку, как Кучики залилась слезами уже на груди своего капитана. Запоздало оглядевшись, Джууширо искал взглядом Хицугаю: у него сердце останавливалось при мысли, что парень мог безрассудно броситься с мечом на Ичиго, но Тооширо так и продолжал стоять на том же самом месте, опустив голову. – Тооширо? – мужчина не мог сказать что-то ещё, у него путались мысли. Ками-сама, что они натворили? Нет никакого оправдания таким безрассудным поступкам, себя Укитаке никогда не простит, а Хицугая их – тем более. Он пошёл на авантюру, чтобы спасти любимую девушку, но едва её не потерял и понял, что всё это время защищал, фактически, своего врага! Айзен... во внутреннем мире Ичиго... В голове не укладывалось... «Вот чего так опасался Ямамото-сетайчо, вот почему за Куросаки присматривал Бьякуя!»

Переговоры в воздухе завершились, и Хирако, сказав напоследок Урахаре что-то язвительное, бросил рыжего парня на землю и ушёл. Торговец сразу вернулся к остальным, не скрывая своих опасений, быстро осмотрел раненых капитана и лейтенанта и с сомнением покачал головой.

- У нас есть день, - заговорил он, прежде чем те успели спросить, - на то, чтобы уничтожить Айзена, не убив при этом Ичиго. Если ничего не выйдет, вайзарды сами убьют Куросаки... или сообщат Сейрейтею, что он у нас, - мрачно произнёс Урахара, пряча взгляд от своих бывших коллег.

- Киске... ты знал? – не своим голосом спросил Тооширо.

- Идёмте, Хицугая-тайчо. Здесь не то место, чтобы можно было разговаривать о таких вещах, - пробормотал исследователь, посмотрев на всхлипывающую девушку, уткнувшуюся в грязное хаори Укитаке. Бывший капитан двенадцатого отряда, ощущая нависшее над своей шеей лезвие гильотины, надвинул на глаза панамку и обернулся в сторону Йоруичи за поддержкой. Аристократка, не глядя на него, направилась в сторону их убежища.

- Эй! – Шунсуй взвалил на плечо полуживого Ренджи, едва устояв на ногах, и собирался уже пойти за Шихоуин, но остановился. – Где Ичиго?


@темы: Зангетсу, Ичиго, Урахара, Хичиго, фанфики

Комментарии
2010-05-13 в 00:01 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
Вааааааааа! Продолжение *______________________*
Спасибо :dance3:!
Вкусно очень-очень :chup2:

2010-05-13 в 07:08 

kora1975
Ловля теней и солнечных зайчиков
А! Я пропустила пару глав! Но зато сейчас оторвалась. Замечательно!
:inlove:

2010-05-13 в 09:57 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Marika-chan, продолжение скоро)
kora1975, да, если читать вместе, эффект - !

2010-05-13 в 18:03 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
Ждуждужду :vict:

2010-05-14 в 14:33 

Ночные звезды - мои медали...
Прекрасно!

2010-05-14 в 15:44 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
ЭльфирЭ, спасибо))

2010-05-17 в 15:21 

Ночные звезды - мои медали...
Я не придираюсь, просто самый быстрый занпакто - Шинсо, а не Сенбон Сакура.
Для справки, так сказать

2010-05-17 в 16:04 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
ЭльфирЭ, а, ну по последним данным - да... Но в первых арках, кажется, говорилось про Сенбонзакуру.
Ренджи же сейчас завис в Уэко, откуда ему про Шинсо знать?))))

2010-05-17 в 16:07 

Ночные звезды - мои медали...
Автор всегда прав :))

2010-05-17 в 19:58 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
ЭльфирЭ, ну так получилось)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Цепи Небес Разящей Луны.

главная