13:03 

"Крошки"

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Название: Крошки
Фандом: Bleach
Автор: Tinuviel-f
Бета: Okana
Пейринг: Зангецу/Ичиго
Жанр: романс, флафф
Рейтинг: PG-15
Статус: закончен.
Саммари: Для флафф-бинго. Тема – вечер у телевизора

- Ичи-ни, ты точно не хочешь пойти? – заботливо спрашивала брата Юзу, пока развесёлая (благодаря Ишшину) компания собиралась на фестиваль. – Там будут фейерверки...

Сколько уже можно? Парень старался улыбаться и не выдавать того, что в душе сгорал от нетерпения, когда, наконец, за родными закроется дверь. Но если сёстры приготовления закончили быстро и ждали теперь только отца, то бородач словно специально не торопился.

- Прости, Юзу, голова болит. Я лучше останусь дома, - безбожно соврал Ичиго, ни разу не страдавший мигренью. Но слишком уж хотелось провести время дома, не напрягаясь. – Повеселитесь в этот раз без меня, хорошо?

- Может, тогда достать тебе таблетку? – взволновалась девочка, на что рыжий отрицательно покачал головой.

- Пошли уже, - вздохнув, Карин потянула сестру за рукав кимоно, - места надо занимать. Не хочет идти – его дело, - произнесла она таким голосом, что у временного шинигами перехватило дыхание. Что, неужели его обман раскрылся? Да там и раскрывать-то особо нечего, младший Куросаки особо не заморачивался с выбором предлога и брякнул первое, что пришло на ум. Главное – чтобы родные не стали выискать настоящую причину и только.

- Масаки! Почему наш сын предпочитает телевизор отдыху с семьёй?! – страдальчески возопил Ишшин, рванувшись из холла к плакату жены, и уже шагнувшие за порог девочки вздохнули: Юзу – тихо и беспомощно, Карин – нетерпеливо и раздражённо. Ичиго мигом исправил ситуацию, ухватив родителя за ворот кимоно и развернув в нужном направлении – к выходу из дома.

- Приятного вам всем отдыха! – громко произнёс рыжий и вполголоса, обращаясь к отцу, добавил: - Вали уже давай, - любящий сын совершенно безвозмездно придал Ишшину хорошего ускорения, пинком отправив его на улицу, а потом долго стоял в дверях, махая рукой удаляющимся родным и обещая Юзу прямо сейчас выпить таблетку.

Ежегодный фестиваль можно и пропустить, на то он и ежегодный, что повторяется, а вот когда Ичиго снова сможет спокойно провести вечер у телевизора, с чипсами и колой, в блаженном одиночестве от семьи, не отвлекаясь на работу проводника душ? Нужно быть полным идиотом, чтобы отказаться от такого шанса!

Закрыв, наконец, дверь, парень прислонился к ней спиной, вздохнул и прислушался. Ти-ши-на. Куросаки успел даже позабыть это слово! Не орал придурковатый папаша, не готовила ужин Юзу, Карин не смотрела местный спортивный телеканал, комментируя игру какой-то школьной футбольной команды... Подлинное блаженство! И предвкушение, давно щекотавшее в груди, наконец, расправило крылья, забрав власть над всеми чувствами парня.

- Отлично! – Ичиго быстро направился в кухню, чтобы поскорей закончилось это хоть и сладостное, но томительное ожидание, жгучим клубком свернувшееся внизу живота. Вечер короток, и не хотелось упускать ни единой минуты этого ценнейшего времени, оно, и правда, на вес золота.

Бросив на диван в гостиной пульт и телепрограмму, Куросаки пододвинул поближе к софе столик, прежде стоявший посередине комнаты. Незатейливые приготовления места отдыха были закончены, и Ичиго направился на кухню за угощением. В шкафчике – о, чудо! – вместо одной пачки чипсов обнаружились две, наверное, Карин делала запас к следующей футбольной трансляции. Нехорошо, конечно, было так поступать, но парень, секунду подумав, всё-таки высыпал в миску обе упаковки. Сегодня они сестре не понадобятся, Ичиго же собирался отдыхать по полной программе... тем более, их же будет двое, значит, и угощение нужно двойное! А потом он купит для Карин на свои карманные деньги даже три пачки.

Перед тем, как зайти в гостиную, рыжий позволил себе остановиться и прислушаться. Ти-ши-на, и она ему не кажется, просто дома действительно, кроме него, никого нет... даже того, кто нужен. Ичиго недовольно взглянул на пустой диван (словно несчастная мебель была в чём-то виновата) и поёжился: нестерпимый огонь внутри него разгорелся ещё жарче от разочарования, и парень немедленно пообещал себе, что за это ему ответят.

- Какая жалость, что придётся справляться со всей этой вкуснятиной одному, - нарочито громко сказал тишине Куросаки, грохнув на стол тарелку с чипсами и большой графин сока. – Как я один решу, что смотреть? – схватив пульт, он, не глядя, нажал первую попавшуюся кнопку и поморщился, когда понял, что попал на выпуск новостей. Не слишком подходило к его обиженной речи, но ладно.

Пришлось вернуться на кухню за стаканами, и, ещё только забирая их с полки, Ичиго уловил колебания в реяцу и улыбнулся.

Зангецу в своём неизменном чёрном плаще и солнечных очках расположился на диване, закинув ногу на ногу и положив руку на спинку софы.

- Мы будем смотреть это? – скептически осведомился он, указав пультом на экран. – Не слишком подходит для романтического вечера, тебе не кажется?

Парень мельком глянул в телевизор, где шёл репортаж о подготовке к фестивалю, и излишне резко потянулся за графином. От восторженного предвкушения руки подрагивали, нетерпение сжигало; Ичиго побыстрей разлил сок по стаканам и почти прыгнул на диван. Прижавшись к тёплому телу мужчины, он положил ладонь на обнажённую ключицу в рваном вороте его белой рубашки и потянулся за поцелуем.

- Боишься, что нечего будет пересказать Пустому по возвращении? – невинно поинтересовался Куросаки, чуть отстранившись, когда зампакто едва не коснулся его губ своими. Ичиго тоже умел дразниться, особенно, если некоторые личности решали опоздать или устроить что-нибудь ещё.

Меч поджал губы, хмурясь, но из-за его солнечных очков не было видно, действительно ли мужчина рассердился на издевку или только сделал вид, чтобы приструнить зарвавшегося хозяина. Ичиго, за множество встреч успевший досконально изучить почти все уловки зампакто, ласково коснулся возникшей морщинки между темных бровей и, сняв с любовника очки, поцеловал его, и не подумав на этот раз шутить.

- Сними плащ, - хриплым шёпотом попросил рыжий, едва Зангецу позволил ему глоток воздуха. Эта одежда – форменное издевательство: ткань настолько плотная и тяжёлая, что скрадывала все восхитительные ощущения от чужого тела рядом!

В ответ последовало только многозначительное «Хм...», мужчина сдержанно улыбнулся, принимая игру. Куросаки, потёршись носом о щёку меча, тихонечко застонал, когда на его бедро легла широкая ладонь.

- Ну, сними! – походивший сейчас на раскапризничавшегося ребёнка временный шинигами, не дожидаясь ответа, расстегнул застёжку у горла любовника и недовольно нахмурился, когда Зангецу одной ладонью перехватил его руки. – Мне неудобно, - пояснил парень и, чтобы уж совсем было понятно, тесно прижался к зампакто, показывая, какой именно части тела неудобнее всего.

- Мы же вроде собирались просто посмотреть кино, - с тёплой и совсем не обидной усмешкой напомнил хозяину зампакто, продолжая поглаживать его бедро. На мальчишку простое прикосновение действовало так, что Ичиго едва ли не терял голову: он выгибался с самым блаженным выражением лица и почти что мурлыкал. – А если вдруг твоим родным приспичит вернуться за чем-нибудь? Представляешь, что они увидят тогда? К тому же, для...

- ... для того самого у нас есть мой внутренний мир, я знаю, - продолжил за него Куросаки и, совершенно обалдев от собственной наглости, устроился у мужчины на коленях. – Но я всего лишь подросток, - рыжий облизнул пересохшие губы, - мне шестнадцать, и теперь, когда не нужно думать, как поколотить Айзена, я могу, наконец, вести себя нормально для моего возраста?

Зампакто, резко перестав улыбаться и проигнорировав бурные возражения, усадил шинигами рядом с собой.

- Не думаю, что для твоего возраста нормально сидеть на коленях у мужчины, который во много раз тебя старше, - Ичиго, хмуря брови, обиженно фыркнул и демонстративно потянулся за телепрограммой. Духовный меч только уголком губ улыбнулся такому строптивому поведению отвергнутого парня – они это уже много раз проходили, как бы ни были сильны обиды, ночь быстро помирит любовников.

Но компромисс всё же требовался, и шинигами с зампакто быстро сошлись на том, что плащ можно расстегнуть и не снимать, а потом Куросаки всё же добился права вернуться на своё законное место – правда, с условием, что они просто будут смотреть кино.

- Итак, что у нас тут... - Зангецу, приобнимая парня за талию, положил голову ему на плечо, заглядывая в программу, - много фильмов, - радостно объявил рыжий и потянулся за чипсами, только его не пустили. – Старик, ну что ты такой нудный сегодня?

- Я же просил больше не называть меня так! – Куросаки поёжился от громкого голоса прямо возле уха и сдавленно пробормотал что-то вроде «Ну извини!». – В конце концов, кто-то должен о тебе заботиться, раз твой отец не может, верно? А ты обожаешь подобную гадость как чипсы, испортишь себе желудок и что же хорошего?

- Но я ведь принёс сок, а не колу! – резонно возразил Ичиго, готовый отстаивать одно из своих любимых лакомств от любых посягательств. – И потом, я не ем их каждый день!

- Ещё бы ты ел их каждый день! – в голосе зампакто прорезалось раздражение, но уже в следующую секунду он начал заглаживать свою вину, легко касаясь губами шеи молодого любовника. – Знаешь, как мне «приятен» вкус этой химии, когда я тебя целую?

- Сегодня мы ведь просто будем смотреть кино, не так ли? – не преминул поинтересоваться рыжий, передразнивая мужчину его же собственными словами. – Так, ну а что конкретно? – игнорировать мягкие поцелуи было всё труднее и труднее; угасший, было, в его теле огонь вспыхнул с новой силой, но Куросаки ещё силился смотреть в расписание телеканалов.

- Что тебе захочется, - прошептал тот в ответ, и шинигами обняли ещё сильнее. – Я буду смотреть то, что тебе нравится, Ичиго.

- Т-ты... – рыжий парень задохнулся, потому что ладонь его мужчины медленно двинулась по животу Ичиго вниз и, поддразнивая, остановилась у застёжки джинсов. – Я думал, что ты... что ты больше думаешь о фильмах, чем о...

- О чём я ещё могу думать, когда у меня на коленях – такой соблазнительный молодой человек? – усмехнулись ему в ухо, и Куросаки тихонько охнул от того, как резко вдруг обострились все ощущения.

– З-знаешь, - и.о. шинигами снова улыбнулся, - я... ох, я... а мне тоже всё равно, что будет там идти! – счастливо выпалил он, пока ещё мог мыслить более-менее адекватно.

Выпуск новостей закончился, на экране телевизора появились начальные титры какого-то фильма, но оба не обратили на это внимание, как и на то, что программа и пульт полетели на пол, когда Ичиго сел к мужчине лицом, обвив руками его шею.

Вернувшиеся поздно ночью родные найдут Ичиго крепко спящим. Юзу запричитает, что весь диван теперь в жирных крошках, а Карин с досадой скажет, что брат в одиночку уничтожил весь запас чипсов в доме. Ишшин же, посмотрев на улыбку парня, вздохнёт и украдкой, чтобы девочки не видели, унесёт со столика второй стакан из-под сока. Отец знает, с кем сын проводит вечера и ночи; и хотя ему это не особо нравится, старший Куросаки всё же помогает хранить тайну такого долгожданного счастья.

@темы: Зангетсу, Ичиго, фанфики

Комментарии
2010-08-06 в 17:55 

Yami no Serena
Просто циничный романтик.
Какая няяяка ^_^
Я получила свою дозу кавая перед отъездом на море, спс!))))

Только вот тут
рограмма и пульт полетели на пол, когда Ичиго к мужчине лицом, обвив руками его шею.
похоже какое-то слово пропущенно

2010-08-06 в 18:05 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Yami no Serena, ксо, ещё один тапок!
Спасибо!

2010-08-18 в 20:07 

hollow-hikari
Классно!! Мне очень понравилось^__^

2010-08-18 в 20:09 

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
hollow-hikari, спасибо!)))))

2010-11-20 в 14:35 

| oh man... if you`re going to die, go die by yourself |
Очень круто!!! Респект Автору :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Цепи Небес Разящей Луны.

главная