00:04 

Скованные одной цепью

Sly Rin
Какая нынче романтика без садизма? Ⓒ Логика? Логика в ее отсутствии, господа!Ⓒ
Автор: Sony Lee
Название: Скованные одной цепью.
Рейтинг: PG-13, а там хз.
Статус: Пишется
Пейринг: Ичиго/Зангетсу (Тенса Зангетсу), остальные только намеки.
От автора: Будут иллюстрации к фику, обещаю.
Размещение: С моего разрешения.
Жанр: Приключения, Романтика, Слэш
Дискламер: Сами-Знаете-Кто



www.diary.ru/~zangetsu-ichigo/p163600197.htm#mo... - Глава 1


Глава 2
"Тайна, покрытая мраком"


Ты тайнами окутан до сих пор,
Не разгадать мне в одиночку их.
Был выметен ты как ненужный сор
Из памяти товарищей своих.
Но мне, увы, об этом не забыть.
По силам твою тайну разгадать.
Ведь дружбу нашу в землю не зарыть.
Сильней я стану, чтобы побеждать!



Из окон бараков тринадцатого отряда виднелась Башня раскаяния. Гордо возвышалась она над остальными строениями Сейретея, которые казались ничтожно малыми по сравнению с ней. Только теперь больше никогда эта грозная башня, ночной кошмар всех преступников, не будет использована по прямому назначению. Кто виноват в этом? Один рыжий риока и два капитана-мятежника. Маленькая хрупкая девушка не в силах была оторвать свой взгляд от окна. На столе, прямо перед ней, лежали кипы не разобранных бумаг, но думать о них вовсе не хотелось. Жизнь Кучики Рукии и так составляли одни бумаги да тренировки. На тренировки юная шинигами отправлялась как на праздник, ведь после тяжелого рабочего дня это был единственный способ сбросить напряжение. Вечер сразу же стал любимым временем суток девушки, и, когда солнце покидало сумрачный Сейретей, она бежала на полигон, где наконец могла освободить свой занпакто. С замиранием сердца, Рукия называла имя Соде но Шираюки, и вынутый из ножен меч становился прекрасной белой катаной. Иногда к тренировкам присоединялся Ренджи, цели которого были еще более очевидными, чем у младшей Кучики. «Я жить спокойно не смогу, пока не увижу твоего драгоценного нии-сама распростертого у моих ног» — неизменно повторял татуированный шинигами на все расспросы Рукии. Абараи был недоволен не только банкаем, но и шикай он оттачивал до посинения. Девушка старалась помочь чем могла, и порою на полигоне эти двое скрещивали клинки в тренировочном поединке. Ренджи мог упражняться в банкае и на другой площадке, все-таки для Рукии это было немного опасно,их силы были не равны. Однако любопытство взяло верх над здравым рассудком, так они стали соседями по площадке, и тренировки обоих фукутайчо сразу же стали продуктивней. « Почему вдруг Рукия так изменилась?» — спрашивал себя Абараи, в который раз не находя ответа. Кучики словно подменили за последние года два. Изменениям подвергся характер, внешность, манера общения, привычки, вкусы – все. Из маленькой, робкой, шарахающейся от всех капитанов, девчушки, Рукия превратилась в гордую сильную независимую шинигами с собственными принципами и жизненной позицией. Девушка больше не плакала, голос ее ни разу не дрогнул, даже при общении с нии-сама, твердость и настойчивость просто поражали. А однажды она назвала брата Бьякуя-нии-чан, чем шокировала не только самого старшего Кучики, но и всех окружающих. Тогда лейтенант шестого отряда не на шутку испугался за Рукию, ведь капитан не перед чем ни остановится, если было задето его самолюбие. Но грозный глава клана Кучики заявил очевидцам, что никогда не требовал от сестры такого преклонения перед собственной персоной – это личная инициатива Рукии, вызванная в большей степени страхом, чем уважением. И если девушка наконец нашла в себе силы называть его по имени, то это означает, что они наконец смогли стать друг для друга по-настоящему родными людьми.
Рукия, не смотря на протесты со стороны старейшин и косые взгляды представителей Высшей Аристократии, вела дружбу с Ренджи. Нет, нельзя сказать, что Абараи был этим недоволен, наоборот…Ведь еще недавно подруга детства боялась подойти к нему и на пушечный выстрел. Но резкие выпады со стороны старейшин в адрес Рукии по необъяснимой причине были для парня неприятны. Он даже деликатно и ненавязчиво предлагал младшей Кучики реже встречаться, так как девушка и так проводила с ним все свое свободное время. Как и ожидал Ренджи, Рукия не верно истолковала его благие намерения и угостила своего боевого товарища фирменным пинком. О том, что все это последствия общения с Куросаки – можно даже и неупоминать.
И вообще, Абараи, глядя на Рукию, все чаще и чаще видел в ней одного неугомонного рыжего идиота…


Кучики Рукия, представительница Великого Аристократического дома и лейтенант тринадцатого отряда, умело хранила свои тайны. Ей не хотелось, чтобы друзья волновались за нее попусту, поэтому девушка старалась скрывать эмоции. Даже Ренджи, своему лучшему другу, Рукия не могла признаться, как ей было тяжело пережить расставание с Ичиго на самом деле. Младшая Кучики доверяла Абараи, но очень боялась, что парень может не правильно ее понять. А уж тогда ей точно не избежать подкалываний и недвусмысленных шуточек.
Расставание с Куросаки так повлияло на нее не только из-за того, что он ее очень хороший друг. Да, вместе, плечом к плечу, они прошли и огонь, и воду, и медные трубы… Но даже спустя два года девушку преследовало навязчивое ощущение, что она в долгу перед рыжим риокой. И не единожды.
Первое время после победы над Айзеном, Рукия мучилась от мысли о том, что вернуть этот долг Ичиго она не сможет уже никогда. Девушка бродила по Сейретею подобно тени, никого не замечала и ни с кем не здоровалась. У нее началась депрессия. Весь Готей-13, а в особенности тринадцатый и шестой отряд переживали за душевное состояние младшей Кучики, но разговорить бедняжку пока ни у кого не получалось. В таком состоянии Рукия пробыла месяц. И никто не знал, как ей было тяжело, никто не понимал ее терзаний…Кроме нее.
Однажды ночью девушка очнулась на столь знакомом дрейфующем айсберге, а рядом гордо высилась Соде но Шираюки, ее занпакто.
— Мне больно видеть тебя такой, Рукия – сказала женщина в белоснежных одеяния, едва заметив шокированный взгляд своей хозяйки.
— К-к-как? – заикаясь, пролепетала юная шинигами, недоуменно хлопая длинными ресницами. Ее занпакто крайне редко самолично забирала Рукию в ее внутренний мир, обычно девушка навещала его по собственной инициативе, а тут…
— Рукия, — прошептала Соде но Шираюки, опустившись на колени рядом с хозяйкой и, ухватившись за плечи девушки, развернула ее лицом к себе. – Что с тобой происходит? В чем дело?
Из красивых фиалковых глаз младшей Кучики брызнули слезы. Она больше не могла сдерживать себя. И если она, представительница благородного аристократического семейства и позволит себе перед кем-нибудь слабость, то пусть это будет Соде но Шираюки. Ведь она – часть Рукии, а значит не прогонит, не посмеется над ней и всегда поймет. Девушка вздрогнула, едва почувствовав легкое прикосновение к своей щеке. Ее занпакто смахнула набежавшие хрустальные слезинки с лица своей хозяйки одной рукой, а другой пригладила непослушно растрепавшиеся черные волосы маленькой шинигами.
— Посмотри туда, Рукия, — Соде но Шираюки махнула рукой в сторону, указывая куда-то вдаль. Там вплоть до горизонта виднелись дрейфующие на воде льдины. Много льдинок, миллион, а может даже миллиард…Одни были очень крупные, другие мельче. Льдины качались на легких волнах, помутившегося от пришедшей в движение воды океана. Но гораздо больше девушку удивило отсутствии снега, который обычно ниспадал с нежно-сиреневого неба, такого же, как глаза Соде но Шираюки. Теперь это пропитанное волшебством небо посерело, словно выцвело, и не кружатся больше снежинки, танцуя в воздухе.
— Из-за печали, объявшей твое сердце, весь лед здесь стремительно тает. Если ты продолжишь так изводить себя и не с кем не разделишь свою печаль, то скоро мне будет негде жить и я утону в пучинах этого кипящего океана.
Рукия виновато опустила голову. И правда… Она совсем не подумала о своем занпакто. За последний месяц младшая Кучики даже ни разу не посетила внутренний мир, не разу не позвала свой меч, словом вела себя как последняя эгоистка. Но проблемы Рукии – это проблемы Рукии, и никто не должен страдать от того, что одной слабохарактерной особе вздумалось заняться самобичеванием. Младшая Кучики все это прекрасно понимала. Ками-сама, страшно представить, каково же здесь было Соде но Шираюки, в одиночестве, без возможности что-либо изменить или приостановить разрушающуюся гармонию этого мира… Странно, что теперь воплощение ее меча даже не рассердилась на нее, а наоборот, переживает… Зря… Ведь девушке сейчас стало бы гораздо легче, если бы на нее накричали, она того заслужила. Слабая, никчемная…
— Почему ты не доверяешь мне? Я все пойму… — ласковый голос женщины рядом словно вырвал Рукию из транса. Юная шинигами вздохнула и подняла голову, чтобы увидеть лицо Соде но Шираюки. Ее собеседница являла сейчас олицетворение всех горестей девушки. Лик женщины пронизан скорбью и всей той болью, которую сама Рукия сейчас испытывала. Но даже таким этот лик был прекрасен…Почему-то, думая или говоря о Соде но Шираюки, Кучики всегда прибегала к возвышенному слогу, будто считала все прочие слова недостойными, чтобы быть сказанными в ее адрес.
Эта бледная, почти белая кожа…Глубокие сиреневые глаза, выражающие беспокойство… Красивая линия губ… Обо всем этом нельзя было отзываться иначе, кроме как с восхищением. Рукия всегда гордилась своим занпакто. Гордилась тем, что у нее самый красивый духовный меч на весь Сейретей…С последним фактом даже никто не смел спорить, даже известный ценитель всего прекрасного Юмичика признавал это. Разве что Ичиго один раз обиженно обронил, что знает меч и покрасивее. Интересно, о каком занпакто он говорил? Не может быть, чтобы была на свете катана прекраснее Соде но Шираюки…А сейчас она так трогательно предлагала ей выговориться...
Верно, единственное существо на всем белом свете, кто сможет принять ее такой, какая она есть, это ее собственный меч. Только вместе они могут преодолеть все трудности, как и поступали раньше. И Рукия решилась поделиться с Соде но Шираюки своими переживаниями.
— Я…Просто я такая слабая…Во время сражений с Эспадой от меня не было никакого толку, я всем только мешалась. Ичиго один смог победить Айзена, пожертвовал своими силами шинигами, а что сделала я? Мне так хотелось помочь ему, ведь все битвы он переносил в одиночку, не позволял нам вмешиваться…
Соде но Шираюки молча слушала свою хозяйку. И по мере монолога Кучики лицо прекрасной занпакто становилось все мрачнее и мрачнее. Речи Рукии невольно наводили на мысль, что девушка совершенно ничего не понимает в незыблемых принципах шинагами, которые настолько же прочны, насколько и основы мироздания.
— Ичиго…Он…Такой сильный…Был. Как же он один справился с такой ношей? Как победил Айзена, если ему никто…
— Неправда. – довольно резким тоном возразила Соде но Шираюки, останавливая ту чепуху, что несла Кучики, будто не желая ее больше выслушивать. – Этот риока никогда не был одинок в битве.
Рукия пораженно замерла, не понимая, что же такое имела в виду ее занпакто. Женщина, увидев, как округлились фиалковые глаза, поспешила разъяснить.
— Он сражался вместе со своим мечом, Зангетсу, кажется. Этот парень…Он очень странный. Смог достичь той ступени, которая лежит далеко за пределами банкая. У нее даже названия нет. Но ценой этой кратковременной силы – лишение способностей проводника душ. В тот миг душа занпакто и хозяина становится единым целым, и таким моральным уродам, вроде Айзена, самолично отказавшегося от своего меча, этого никогда не понять. То, что шинигами должны рассчитывать лишь на свои силы, говорят только придурки из вашего одиннадцатого отряда.
— Сражался с…Зангетсу? – переспросила Рукия, хотя прекрасно слышала все сказанное своей занпакто. Девушка не переставала удивляться. Ее духовный меч не только была до непривычности разговорчивой, но пользовалась лексикой, до которой раньше никогда не снисходила.
— Именно. И ты… Ты тоже не одна, Рукия. — ответила Соде но Шираюки и наградила девушку теплой улыбкой – Если ты считаешь себя слабой – стань сильнее. Нам с тобой это под силу, я искренне в это верю.
— Но…
— Понимаю, ты скучаешь по риоке. А еще считаешь себя виноватой во всех смертных грехах. Что за дурацкая черта характера, а? – женщина вновь коснулась лица Рукии и осторожным жестом заправила ей за ухо непослушную черную прядь волос. – Я уверенна, мы еще увидим Куросаки Ичиго. И ты будешь удивленна, увидев, каким сильным он станет.
— Ты так думаешь? – с сомнением возразила младшая Кучики.
— Больше чем уверенна. – подтвердила Соде но Шираюки – У него… необычный занпакто…Очень необычный.
— Что ты хочешь сказать этим?
— Так…Ничего особенного. Но то, что риока еще потреплет тебе нервы – это несомненно. И если ты действительно хочешь быть с ним на равных – стань сильнее. Поделись частью своей силы со мной, а я отдам тебе свою. Перестань дрожать, как осиновый лист, едва увидев капитана. И, когда настанет день твоей новой встречи с Куросаки, ты будешь уже не той Рукией, что он знал прежде. Освободись от оков прошлого и смело иди в будущее.

Такой разговор состоялся между ней и Соде но Шираюки спустя месяц после поражения Айзена. С тех пор Рукия и изменилась. Ее заветной мечтой стало достижение банкая, и она смело шла к своей цели. Недавно девушка получила должность лейтенанта: брат не стал этому препятствовать, так как лично протестировал способности Рукии, и удовлетворившись ими, дал добро на повышение. На плечи девушки сразу же рухнули кипы бумаг, так что расслабляться было некогда. Ведь вечером она снова отправится на полигон, и чем быстрее с бумагами будет покончено, тем скорее начнется ее тренировка. Соде но Шираюки объяснила Рукии, что материализовать ее она сможет только изучив первые пять танцев и научившись использовать каждый по максимуму. На это может уйти не один год. Уже сейчас младшая Кучики владела четырьмя, но ни один из них все еще не был близок к идеалу. Следующие пять танцев девушка может освоить лишь после получения банкая.
Кучики Рукия, маленькая хрупкая шинигами из благородного клана уже заканчивала сортировать отчеты младших офицеров ее отряда, как неожиданно вспомнила, что забыла передать капитану справки из четвертого отряда. Кучики кинулась к дверям в коридор, куда только что удалился тайчо якобы свежим воздухом подышать. Но девушка сразу же замерла у двери, как только услышала чей-то разговор. Не узнать голоса было не возможно: Рукия опознала по ним своего Капитана Укитаке и его закадычного друга — капитана Кьераку. Так вот зачем тайчо выходил в коридор, побеседовать со старым приятелем без свидетелей! Младшая Кучики уже засобиралась отправиться обратно на свое рабочее место, чтобы не мешать тет-а-тету, как вдруг до нее донеслись обрывки случайно подслушанного разговора:
— Почему ты вдруг вспомнил про тот случай с занпакто Ичиго?
Рукия замерла у двери не в силах пошевелиться. Она прекрасно понимала, что разговор двух капитанов ее никак не касается и все, что ей надо сейчас сделать, это вернуться к сортировке документов и подождать, пока Укитаке-тайчо вернется в кабинет сам. В любой другой раз она так бы и поступила. Но если это касается Ичиго, можно и пренебречь моральными запретами. Тем более, что как только рыжий риока лишился сил, в Готее предпочли поскорей забыть о нем, как о страшном кошмаре. Ведь это большой позор, когда все Общество Душ спасает от гибели какой-то временный шинигами, а не член одного из отрядов. Стыд-то какой! Готей-13 настолько слаб, что не может самостоятельно решить даже внутренние проблемы без вмешательства посторонних лиц! Таково было мнение бессмертного и бессменного совета 46-ти. Никто за эти два года не разу не вспомнил о Ичиго, только Рукия и Ренджи позволяли себе говорить о нем, когда оставались наедине на тренировочном полигоне. Пару раз Ханатаро с благодарностью вспоминал заслуги Куросаки, если его заносило в тринадцатый отряд или он сталкивался с младшей Кучики на миссиях. Товарищам неимоверно повезло, что эти разговоры никто не слышал. А иначе донос – и «Гнездо Личинок» ждет тебя с самым радушным приемом. Все опасались, все шептались по углам, настороженно озирались по-сторонам. А тут – два лучших капитана, не стесняясь никого, средь бела дня обсуждают риоку! Да еще и в полный голос! Такого Рукия пропустить просто не могла, поэтому на цыпочках подобралась к двери, предварительно замаскировав реяцу( благо в этом ей не было равных), и навострила уши:
— Укитаке, ты серьезно думаешь, что его занпакто сильнее Рююджинджакки? Не повлияла ли твоя болезнь на чистоту сознания? Я обеспокоен…
— Нет, — твердым голосом возразил собеседник, — Я как раз в трезвом уме и твердой памяти. Причем пожизненно. А вот насчет некоторых я бы сильно усомнился.
Послышалось совершенно дикое хихиканье капитана Кьераку. Рукии даже пришлось немного отстраниться от двери. «Так и глухоту заработать можно!» — фыркнула про себя девушка, а заобно отметила, что в неформальной обстановке капитаны общаются друг с другом куда проще…
— Ууу, ты это на что намекаешь Укитаке? Ты мне завидуешь друг? – игривым тоном парировал Шунсуй.
— Нет, спасибо. К алкогольным вечеринкам я присоединяться не буду. Кто-то из нас двоих должен быть в своем уме, если беда вновь постучится в Готей.
Девушка за дверью разочарованно вздохнула. Она хотела узнать хоть какую-то весточку об Ичиго, а не стать невольным свидетелем разборок давних друзей. Юная лейтенант уже собиралась уйти составлять сводный отчет, как Укитаке-тайчо неожиданно продолжил:
— Помнишь, он остановил Соукиеку одним шикаем. Тогда я не поверил своим глазам. Ведь это не возможно! Соукиеку — духовный меч, обладающий силой 1000 занпакто. Яма-джи не смог бы остановить его даже банкаем. А тут какой-то вторженец так просто сделал то, что ни один капитан сделать не в состоянии! Разве это не странно…
— Ну, он не какой-то – хмыкнул Кьераку – А вполне конкретная личность, победившая Айзена, этого горе-Бога. Но все равно, больше это похоже на сказку…
До ушей Рукии донеслись два синхронных вздоха. Ну все… Теперь по закону жанра старики должны начать причитать о том, как время быстро летит и как быстро они постарели…
— Урахара бился о заклад, что реяцу Куросаки во время битвы с Айзеном была просто ошеломляюще огромной… — почти шепотом вымолвил Укитаке, словно это не он только что кричал на пол коридора об алкогольных выходках друга.
— Да Урахара в чем угодно может поклясться, хоть родной матерью. Он же торгаш тот еще! – одернул друга Шунсуй, — Лишняя сотня лет его не исправила, поверь, как был себе на уме, так и остался.
— Я пытался выяснить подробности о той технике с выбросом черной реяцу, но он больше ничего не сказал, одни намеки. – обреченно вздохнул Джууширо. Рукия не могла видеть лица своего капитана, но наверняка на нем отразилось легкое разочарование. Повисла небольшая пауза. Капитаны словно переваривали все вышесказанное, взвешивали. Рукия мысленно присоединилась к Укитаке-тайчо. Ей вспомнился тот самый судьбоносный разговор с Соде но Шираюки, когда ее занпакто что-то проронила о необычности Зангетсу. Не могла же она упомянуть это просто так? Ичиго смог вырвать ее из лап смерти, победить сильнейшего представителя клана Кучики, собственноручно спасти Иноэ и остановить величайшего мятежника за всю долгую историю Готея-13. И все это в одиночку…Нет, не в одиночку, конечно…Вместе с Зангетсу, его занпакто. Но это не меняет того, что на его фоне девушка все еще мала и незначительна. Как и многие до нее, она задалась вопросом: «Кто же он все-таки такой?» А ведь кто как ни она, Кучики Рукия, которой посчастливилось дружить с этим полным загадок человеком, должна знать ответы на такие простые вопросы. Что же не так с мечом Ичиго?
— Вот, что я думаю, Укитаке. – подал наконец голос Шунсуй. – Никто из ныне живущих не способен отразить удар Соукиеку. Это мы с тобой прекрасно знаем. Но… возможно, когда-нибудь существовал такой духовный меч, что мог выдержать этого занпакто? Надо поднять архивы, ибо ничего подобного я на своем веку не помню…
За дверью послышалась возня, звуки шагов и легкий вскрик Укитаке-тайчо.
— Кьераку! Стой! Не нужно никаких архивов! Ты как уроки в Академии слушал? Такой меч был…
— Был? — в голосе Шунсуя проскользнули нотки скепсиса. Рукия, которая еще теснее прижалась к двери, тоже сомневалась в существовании второго такого меча. Может ей просто настолько сильно хотелось верить в уникальность Ичиго?
-Да… Легендарный духовный клинок, который по силе не уступает Соукиеку… «Правящий бурей», тебе это о чем-нибудь говорит, Кьераку? – спросил друга капитан тринадцатого отряда.
— Где-то слышал, а в чем дело?
— Ни в чем, надо было уроки в Академии внимательно слушать! – рявкнул Укитаке, что удивило младшую Кучики, ведь ее капитан был всегда спокоен, скромен и прост в общении. А еще никогда не позволял себе повысить голос на кого бы то ни было. Видимо так он разговаривает только с капитаном Кьераку, в чем нет ничего удивительного. Они же знают друг друга с детства.
— Ладно, только не нервничай, тебе в твоем положении это вредно.
-Говоришь так, будто я беремен… — буркнул Джууширо.
— А вдруг Маюри постарался? – продолжал подкалывать Шунсуй своего друга самым мирным и обыденным тоном.
— Кьераку!
— Ты уже решил как назвать? А можно я крестным буду? А он вообще от кого? – сыпал вопросами тайчо восьмого отряда, не давая Укитаке возможности вставить и слова. «Паясничают как дети! И куда катится Готей?» — думала Рукия, выслушивая под дверью весь этот бред, — «Надеюсь, не все капитаны ведут себя в неформальной обстановке так…По крайней мере, мой брат…Нет, надо бы удостовериться…Потом». Девушка чуть было не выдала свое присутствие подступившим смехом, едва она представила старшего Кучики горячо спорящего с кем-то на повышенных тонах с раскрасневшейся от усердия физиономией. Нет, импульсивность и вспыльчивость совсем не в духе ее брата. Хотя, девушка где-то слышала, что когда-то он именно таким и был.
— Что за чушь ты несешь, Кьераку! Я с тобой серьезно разговариваю, а ты ерничаешь. Если бы не собрание у старика Ямы через час, решил бы, что ты пьян…
— Ну все, мир, мир… Ну так что с этим занпакто? – напомнил Кьераку о теме их разговора.
— «Правящий бурей» принадлежал в свое время выдающемуся, не побоюсь этого слова, представителю клана Божественных оружейников – Шихуин Тамаюми. Хоть это имя тебе о чем-нибудь говорит?
— Да, конечно, как не знать… Та самая женщина, которую всегда мечтала превзойти Йоруичи-сан. Знать бы за что …
— Ты неисправим. – перебил его Джууширо — Это не просто женщина, это первый обладатель титула Молниеносной, автор множества кидо-заклинаний, а также половины теперяшних артефактов клана Шихуин. И да, владелица самого мощного занпакто за всю историю Общества душ. С такими данными, она была явным кандидатом на пост сотайчо.
— Как же старик Яма допустил возле себя такую опасную конкурентку?
— Старика Ямы даже и в проекте не было, когда она жила. Я, кажется, упомянул, что Тамаюми Шихуин – первый обладатель титула молниеносной. Я, пожалуй, уточню. До нее такого понятия как шунпо у шинигами просто не существовало. Методика развития техники быстрого перемещения полностью принадлежит ей. По ее же инициативе в Академии шунпо долгое время преподавалось отдельной дисциплиной.
— Откуда такая осведомленность, позволь спросить?
— Я просто внимательно слушал уроки в Академии и посещал все занятия. А не соблазнял в это время прекрасных шинигами, и уж точно не принимал во внутрь ежедневно по бутылке крепкого саке… — голос капитана тринадцатого отряда стал больше похож на змеиное шипение, чем на простой человеческий шепот. Боже, сколько же эмоций сдерживает Укитаке-тайчо в обычной повседневной жизни?
— Ты не справедлив ко мне, Укитаке. – обиженно возразил Шунсуй — Я, между прочим, с пользой проводил время. А алкоголь… Разве ты не знаешь, что после каждой выпитой рюмки все прекрасные дамы становятся еще более прекрасными?
— Тебе, чтобы понять это, надо обязательно принять на грудь? – хмыкнул Укитаке.
— Эх, опять ты занудствуешь, Укитаке. Но оно и понятно, сам-то не мастер Амурных дел…
— Мы сейчас обсуждаем совсем не это! Кроме того, я по горло завяз в работе, мне некогда. – твердо отрезал беловолосый капитан, явно не желая выслушивать наставления от Кьераку.
— Конечно, конечно. Тебе уже две сотни лет некогда. Но если что – не жалуйся.
— И не подумаю.
— Хорошо, Вам виднее, Господин представитель мелкой аристократии Его Сиятельство Укитаке Джууширо. Можете продолжать свою тронную речь.
Рукия напряглась, стараясь не рассмеяться. Наверняка ее тайчо сейчас вспылит.Многовато шуточек на сегодня, надо иметь совершенно железные нервы, чтобы никак не отреагировать на последний выпад. Но капитан не отреагировал, чем заставил уважать себя еще больше маленькую шинигами за дверью.
— Но больше собственно и рассказывать нечего.
— А…А как же занпакто? Его сила, шикай, банкай?
— Как повествуют многочисленные легенды, способности «Правящего бурей» полностью соответствуют его имени. Скорее всего, это был занпакто ветрового типа. Говорят, шикай этого меча выглядел как самый обычный кастет на правую руку с острейшими лезвиями. Но учитывая скорость передвижения Тамаюми Шихуин, эффект был просто ошеломляющий. В момент удара через лезвия кастета она пропускала спрессованную реяцу, а затем единым взмахом резала тела как масло.
— Опасная женщина, не хотел бы попадаться такой на глаза. – голос Кьераку немного задрожал. Рукия и сама поежилась от услышанного. Ночью ее точно будут мучить кошмары…
— Как и положено быть капитану второго отряда.
— А что с банкаем?
— О банкае Тамаюми Шихуин, к сожалению, ничего не известно. Те немногие, кому посчастливилось его лицезреть, были не в состоянии поведать об увиденном по понятным причинам.
— Теперь ясно, почему она была кандидатом по пост главнокомандующего. – хмыкнул Шунсуй. И тут же задал Укитаке волнующий его вопрос — Но разве этим данным можно доверять? С чего ты взял, что «Правящий бурей» мог остановить удар Соукиеку?
Укитаке-тайчо вновь тяжело вздохнул.
— Ты прав, все, что мы знаем из письменных источников – так это имя этой шинигами и ее достижения. И то эти источники никто в глаза не видел, это архивы клана Шихуин. Нам нет туда доступа, а рядовые шинигами наслышаны о ней от представителей этого великого клана. Ну а все остальное, друг мой, легенды и сказания, передававшиеся из уст в уста многие поколения. Так вот – Джууширо выдержал интригующую паузу, и Рукия уже сгорала от нетерпения узнать что-то о таинственной Тамаюми Шихуин. – Одно из множество сказаний повествует о том, что некогда Соукиеку принадлежало какому-то очень сильному шинигами.
— Не может быть! – неверяще воскликнул Кьераку.
— Может. Мы же с тобой знаем, что не бывает ничейных занпакто… Так вот, Тамаюми Шихуин по легенде пришлось сражаться с этим шинигами, и она смогла выдержать удар Соукиеку.
— Легенды могут врать. Столько веков с тех пор минуло, разве до правды докопаешься?
— Несомненно , — согласился Джууширо со своим другом, — Но несомненным остается и другое: это была великая женщина…
— Тогда почему она так и не стала главнокомандующей?
— Все банально и просто: Внезапная смерть при невыясненных обстоятельствах.
— Что? – изумился Шунсуй — Кто мог убить такого сильного шинигами?
— Кто тебе сказал, что ее именно убили? Она была отравлена. Кем – неизвестно. Но думаю с такой силой у нее было порядочно врагом. А может кто-то просто не желал ее повышения.
— И об это тоже в легендах говориться?
— Да.
— И все-таки, не верю я в эти легенды!Все это— бабкины сказки – со знанием дела заявил Шунсуй, и Рукия не могла не прзнать, что в его словах есть доля правды. Уж очень ненадежный источник эти легенды… — К тому же, как мы с такой уверенностью можем говорить о том, чего сам Яма-джи не знает?
-Может ты и прав. Ой! Мы же опоздаем на собрание! Кьераку, это катастрофа! Бегом, срочно в бараки первого отряда!
— Стой, — выкрикнул тайчо восьмого отряда, — ты не сказал мне главного.
— Что еще? – отозвался Джууширо, который, судя по интонации, заметно нервничал по поводу возможного опоздания.
— Имя этого занпакто.
— Я же, кажется, несколько раз повторил – «Правящий бурей».
— Нет, это имя, рожденное все теми же легендами. Ты настоящего имени не припомнишь?
— Никто не знает его. Скорее всего, оно из древнего языка клана Шихуин… Все представители этого клана общаются между собой только на нем. Ладно, надо будет заглянуть к Маюри и попросить его пробить по своей базе, может там есть. Хотя вряд ли…Уж более тысячи лет минуло…
— Я же говорил, что Маюри поколдовал над тобой! Мой милый друг, я как в воду глядел! И ты под таким милым предлогом стремишься нанести визит в двенадцатый отряд…
— Кьераку, какой же ты дурень! – одернул его Джууширо, который снова потихоньку начал выходить из себя — Мы точно опоздаем, оставь шуточки на потом!
— Все, все, все! Молчу, нем как рыбка!
Сдавленный смешок Укитаке-тайчо явное свидетельство того, что такое сравнение позабавило капитана. Рукия тоже улыбнулась,и, прислонившись к двери, слушала удаляющиеся шаги. Ее терзали множество догадок, одна невероятней другой. Если сначала она не сомневалась в том, правильно ли поступает, подслушивая разговор, то теперь искренне раскаивалась в содеянном. Девушка медленно опустилась на корточки и задумалась. Кто же она такая, Тамаюми Шихуин? Что за меч у нее был? Кто раньше владел Соукиеку? Почему так мало сведений дошло до наших дней? И как все это связанно с Ичиго?
Пока все эти и еще множество других вопросов оставались без ответа. Но Кучики Рукия пообещала себе, что ответит хотя бы на часть из них.
Кажется, самое время начать собственное независимое расследование…

Внимание!
От Автора:
Сплагиатим Кубо еще раз. Я выбрала музыкальную тему для своего фанфика. Считаю, что она идеально подходит и по смыслу и по мотиву:

Place vendome - My Guardian Angel



@темы: фанфики, Тенса Зангетсу, Ичиго/Зангетсу, Ичиго/ Тенса Зангетсу, Ичиго, ИчиТенса, ИчиЗан, Зангетсу, Автор: Sony Lee

Комментарии
2011-08-02 в 13:35 

=(Mari)=
Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь. (с)
Все интереснее и интереснее))

2011-12-07 в 08:43 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
Мне тоже понравилось, попадались ошибки, но это мелочи.спасибо!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Цепи Небес Разящей Луны.

главная