Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:28 

Фанфик Fallen into memories. Глава 1.

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Название: Fallen into memories
Фандом: Bleach
Автор: Tinuviel-f
Бета: AnImEsHkA_OkAnA
Пейринг: Рукия/Ичиго, Ичиго/Зангецу, Кьёраку/Укитаке, Хицугая/Рукия
Жанр: драма, приключения
Рейтинг: PG-13
Статус: в процессе.
Саммари: Бой за Каракуру окончен несколько дней назад. Ичиго удалось победить Айзена и тем самым спасти Сообщество Душ и Дворец Короля. Но может ли что-то спасти самого Ичиго?
Дисклеймер: всё - Кубо Тайто, кроме описанных здесь событий.



Глава 1. Тот, кто победил Бога.

- Нии-сама… - дрожащим голоском беспомощно выдохнула Рукия. На большее у неё не хватило сил: исчезнувший, было, страх вновь захватил девушку, измотанная дежурством у постели безжизненного рыжего паренька, Рукия уже не могла никак сопротивляться брату.

- Таков приказ Главнокомандующего, - холодно процедил Бьякуя, закрывая глаза.

В ту же секунду сёдзе раздвинули, и они с треском въехали в стены, вылетев из колеи. Из проёма подобно вспышке взрыва полыхнула знакомая реяцу, её волны снесли бумажные фонарики, подвешенные под потолком, и любого более слабого шинигами должно быть впечатать в пол от давления такой мощи. Кучики безошибочно угадал своего лейтенанта, отметив попутно, что от злости духовная сила Абараи возросла, как никогда прежде: как будто несколько дней назад фукутайчо не дрался насмерть в Уэко Мундо и его, едва живого, не вытащили оттуда спасательные отряды.

В помещении, помимо их с сестрой, было четверо шинигами, но только один из них мог испускать столько ярости и отвращения. Пережитые эмоции окрасили духовную силу Абараи в чёрный и кроваво-красный тона, которые в воображении Бьякуи постоянно смешивались, переливались один в другой, оставляя кошмарные разводы. Несомненно, второй офицер шестого отряда слышал всё, что только что произнёс командир.

– Неподчинение приказу карается в соответствии с законами военного времени, Абараи-фукутайчо, - бунтарский дух красноволосого забияки такое внушение не остудит, но требуется соблюсти все правила, и Бьякуя был обязан предупредить своего офицера.

- Плевать на законы! – выдохнул Ренджи, наступая, и потянул из изрядно потрёпанных ножен Забимару. – Это несправедливо! Не будь Ичиго, мы бы ни за что не победили Айзена!

- Ты недооцениваешь силу капитанов Готей 13, - холодно произнёс Кучики, так и не соизволив взглянуть на него. К чему это, если все присутствующие на стороне лейтенанта? - И переоцениваешь силы риоки.

- За всё то, что Ичиго сделал для нас, для всего Сообщества душ, - реяцу (Абараи совсем забыл о самоконтроле) била во все стороны. Катана со свистом рассекла воздух и указала остриём в грудь капитану, лезвие её звенело от напряжения и желания разрубить ткань хаори, косоде, добраться до тела и пронзить холодное, бесчувственное сердце! После недавних, страшных боёв в Уэко, Ренджи не мог использовать и шикай, но чувствовал, что ему хватит простого клинка. Бьякуя, равнодушный мерзавец, пожалел бы хоть сестру! - Ему такое…

Красноволосого парня бесило спокойствие Кучики, безразличие к чувствам Рукии и угрозе собственной жизни. Тот опять возомнил себя превыше всех остальных, считая, что может обращаться с другими, как с падалью! Ярость, застилавшая шинигами глаза, грозила перерасти в настоящую ненависть и во много раз приумножила реяцу лейтенанта, но так же сильно ударила его ранам. Перевязь на торсе Абараи пропиталась кровью, тёмные багровые пятна появились и на бинтах, обматывавших руку; мышцы вдруг резко ослабели, зампакто превратился в невыносимую тяжесть, однако Ренджи, дрожа всем телом, ещё держался.

- Хватит, Нахлебник, - на рукоять Забимару мягко легла чужая ладонь, вынуждая остановиться, но стоило Абараи попробовать вырваться, как пальцы цепко ухватили и задержали его руку. – Следи за словами, - с нажимом добавил Урахара и потянул парня в другую часть комнаты, чтобы не допустить открытого конфликта.

- Таков приказ Ямамото-сетайчо. Если вы не сможете его выполнить, это сделаю я, - повторил аристократ, в конце концов, обведя всех присутствующих, как им показалось, равнодушным взглядом. Полуобернувшись к своему подчинённому, мужчина соизволил нахмурить тонкие брови. – Вопрос о вашем наказании, фукутайчо, будет решён по возвращении в Сейрейтей.

Урахара не рискнул отпустить Ренджи. Пока капитан шестого отряда присутствовал в комнате, Абараи кипел таким гневом, что мог не оставить камня на камне, кинувшись на командира - это торговец определил по тому, как тяжело ему было удерживать руку шинигами, сжимавшую катану. Мёртвая хватка… да, если бы сейчас здесь был бой, то до последнего вздоха. Ещё не успели погаснуть яркие отсветы от Врат, через которые Кучики вернулся в Сейрейтей, как вслед ему понеслась отборная руконгайская ругань. Киске отступил, но только он сел на подушку возле низенького столика, как лейтенант неожиданно испустил низкий, почти животный рык. Катана как будто разрезала на две части невидимого противника, вымещая накопившуюся злобу. Ренджи ударил, что было сил… Стены магазинчика от разрушения спасли заклинания, которые Урахара давным-давно наложил на своё жильё и место работы, однако часть выпущенной реяцу устремилась во двор, где в щепки разнесла забор и какое-то дряхлое строение на другой стороне улицы.

Маленькая прядка соломенного цвета волос медленно опустилась на рукав торговца, и в комнате воцарилась практически полная тишина, прерывавшаяся только тяжёлым дыханием вспылившего шинигами. Фукутайчо, опустив меч, страшно сгорбился, хрипло втягивая в себя воздух. Осознание того, что он натворил, запоздало, но заставило кровь похолодеть в венах. Рукия, Иноуэ, квинси и Садо-сан… не говоря уже об Урахара-сане и Йоруичи-саме… как низко упал в их глазах Ренджи, раз не смог совладать с собственными нервами?!

- П-простите меня, - выдавил красноволосый парень, боясь обернуться, так страшно было увидеть на лицах друзей ужас, вызванный его сумасшедшим поступком, который никак нельзя оправдать. Абараи бросало то в жар, то в холод: по спине бежали мурашки, а лицо лейтенанта горело от стыда, и он поспешил забиться в самый дальний угол, подальше от Куросаки и Рукии, чтобы остальным было меньше его видно.
Какой же идиот… даже хуже, кретин безмозглый! Решил, что сможет остановить Бьякую, понёсся в атаку, сломя голову, а потом едва своих товарищей не поубивал! Что бы сказал Ичиго, увидев произошедшее? Обругал самыми последними словами, приложил несколько раз своим тесаком и был бы совершенно прав!

- Яре-яре… - пробормотал Киске, удивлённо рассматривая отрезанные волосы. – Я же вроде не хотел делать стрижку? – бывший капитан старался вести себя, как обычно, язвить и немного подшучивать, но, натолкнувшись на тяжёлый взгляд подруги, примолк.

- Молодец, Ренджи! Всех поддержал в трудную минуту! – лейтенант шестого постарался вжаться в стену, только скрыться от справедливых упрёков и обвинений ему всё равно было негде. – Когда дорастёшь до Ичиго, чтобы восстать против правил Сообщества душ, тогда и иди, а пока сиди и не мешай! – золотистые глаза разозлённой Йоруичи метали молнии в провинившегося офицера, заставляя Абараи виновато склонять голову всё ниже и ниже.

Она хотела ещё сказать, чтобы Нахлебник посмотрел, что сделала с Рукией его выходка, однако всё же промолчала. Незачем усложнять и без того напряжённую обстановку, да и фукутайчо не такой уж дурак, сам сообразил, что натворил.

Младшая Кучики, смиренно сидевшая рядом с Орихиме у оранжевого кеккая, ничего не сказала: девушка не могла повернуться к друзьям и произнести хотя бы слово, потому что к горлу большим удушающим комком подступили рыдания. Чтобы не заплакать, Рукия стискивала кулаки – так, что ногти впивались в ладонь, и боль тела отвлекала от душевных страданий.

Почему всё случилось именно так, за что? Почему Ичиго такой безжизненный? Ведь он же победил, всё должно быть хорошо, такое всегда происходило в книгах, значит, должно было произойти и в жизни! Но из-за чего этот идиот кажется ей мёртвым? И почему из Сейрейтея отдали такой страшный приказ, а не предложили помощь?! А если Куросаки действительно умрёт?.. Как же Рукия тогда будет без него?!

Маленькая шинигами тихо всхлипнула, не удержавшись, и, как ей показалось, совсем неслышно.

- Всё в порядке, Орихиме, - улыбаться через подступающие слёзы оказалось невероятно тяжело и больно. Однако увидев огромные испуганные глаза Иноуэ, вспомнив, как плакала прошлой ночью одноклассница Ичиго, Кучики поняла – она не может показать, что сдалась.

- А.. да, - поспешно бросила подруга и отвернулась, чтобы снова сосредоточиться на эллипсе, обращающем время.

Богиня шунпо, восседавшая по-турецки возле футона, вздохнула и покачала головой. Йоруичи с заметным беспокойством тоже смотрела на яркий барьер, под которым лежал Куросаки… то есть всего лишь его тело. С окончания битвы в небе над Каракурой, где Готею силами риоки удалось одолеть Айзена, этот рыжий балбес ни разу не приходил в сознание. Три дня паренёк был в беспамятстве… хотя Шихоуин и Урахара затруднялись определить, в каком же состоянии пребывал парень. Иноуэ несколько часов подряд пыталась вылечить его, но её техники – единственные, которыми располагали сейчас шинигами - оказались бесполезны. На теле подростка при осмотре Киске не обнаружил ни единой раны, синяка или царапины, и им пришлось исключить физические повреждения из списка возможных причин.

С каждым часом аристократка всё сильнее кошачьим чутьём ощущала: было что-то другое, неизвестное или непонятное им, что держало парня и не давало ему возможности вернуться в реальность. Если сам Ямамото-сетайчо настолько обеспокоился, что отдал подобный приказ, значит, у него были ещё куда более серьёзные опасения. Неужели бессознательное состояние того, кто одолел Бога, может обернуться для всех шинигами большими проблемами?

- Возможно… - прокашлявшись, неловко начал последний квинси и нервно поправил очки. - Его душа находится сейчас в Сообществе душ или Уэко Мундо, а из-за временных барьеров между ними, мы не можем до неё достучаться.

- Или во Дворце Короля, что равновероятно, - фыркнула Шихоуин и встала, чтобы размять ноги. - Ты забываешь, квинси, что рядом с тобой и лежит его душа. Вопрос в том, где его сознание. На него у нас нет ответа и, что ещё хуже, мы даже не знаем, где искать подсказку.

Урахара, осмотрев разбитые двери, скрылся во внутренних помещениях магазина, а Йоруичи прислонилась к стене, откуда было удобнее наблюдать за всей комнатой. С этой позиции можно под иным углом посмотреть на бесчувственного Куросаки… жаль, что нельзя проделать то же самое со всеми фактами, которые требовали объяснения. Чем дольше она думала над произошедшим, тем большие сомнения одолевали её, и больше допущений приходилось делать, чтобы прийти к мало-мальски разумным выводам.

Могло ли всё быть связано с его внутренним Пустым? Да, очевидно, это единственное подходящее объяснение. Ичиго не видел шикая Айзена, и беглый капитан не мог воздействовать на ту часть Куросаки, что была шинигами. Но вот Пустой… То, что в критические моменты давало парню невообразимую силу и не позволяло некоторым из Готея считать рыжего настоящим шинигами, в этой борьбе могло обернуться против него. Капитаны так и не смогли выяснить, насколько Айзен мог контролировать Пустых, и Йоруичи приходилось допускать, что у него был какой-то способ заставить внутреннего Холлоу Куросаки выступить против хозяина. Киске сам признавал, что не знает всех возможностей своего Хогиоку, а раз его творение до сих пор не было уничтожено, Соуске и после смерти мог влиять на Пустых. И возможно… очень возможно, что в бою в собственном сознании риока проиграл или проигрывает. Шихоуин меньше всего хотела об этом думать, но приходилось – и, увы, всё чаще.

- О, Чад, проходи, - опомнилась она и немного отодвинулась, чтобы дать парню пройти. Ясутора принёс из кухни кофе и расставил на столике чашки, но, кроме него, никто не захотел подкрепить силы горячим напитком. Вскоре, немного поколебавшись, к нему присоединился квинси; у брюнета заметно подрагивали руки, и когда на белоснежной рубашке Урью расплылось коричневое пятно, он поставил чашку обратно на стол.

- Йоруичи-сан, - после короткого молчания Ишида снова заговорил, как будто собираясь сказать последнее слово перед казнью. - У нас есть хоть какая-то возможность избежать выполнения этого приказа?

Урью отчётливо почувствовал, как вздрогнули его друзья, и виновато потупился. Всё-таки это он озвучил мысли каждого из них, которых подростки боялись больше всего, и, сдерживаемая злость остальных, могла вылиться на него. Однако квинси опасался зря: на него не обратили внимания; сидевшая рядом Кучики с нетерпением и плохо скрываемым страхом смотрела на бывшего капитана. От слов аристократки зависело слишком многое: не просто их дружба и отношения с Ичиго, но и само будущее… её любимого идиота.

Йоруичи не успела ответить – вернувшийся торговец, зевнув, обычным жестом почесал подбородок, громко стуча гэта по полу, подошёл к ней и уселся рядом. Его действия «команду поддержки Куросаки Ичиго» ужасно бесили, и напряжение как будто конденсировалось вокруг Урахары, чтобы в следующий момент исчезнуть и уступить место новой волне. Как он мог вести себя так, словно ничего не происходило?! Ишиде приходилось едва ли не хуже всего: квинси вроде бы считал себя разумным и уравновешенным человеком, но и ему не удавалось спокойно взглянуть на Киске. Откуда столько уверенности? Или бывший капитан шинигами знал больше, чем говорил им?! Может быть, увещевания Урахары и могли подействовать на Кучики-сан или Абараи-сана, но только не на Урью! Как рыжий может быть в «относительном порядке» (по словам того же Киске!), если Ишида не мог почувствовать и капли его реяцу?! И это Куросаки, из которого духовная сила лилась непрекращающимся ключом! За последние дни квинси особенно захотелось иметь такое же терпение и невозмутимость, как и у Чада. Тот просто сидел в углу и ещё ни разу ни на что не жаловался.

- Ничего, если я отвечу? Теоретически, - протянул Урахара и сделал театральную паузу. - Почти для всех нас он не является обязательным. Я и Йоруичи-сан спокойно можем игнорировать подобные приказы Готей 13, а вы трое и вовсе не подчиняетесь Ямамото-сетайчо. Но вот Рукия-доно и лейтенант Абараи – другое дело. Для них неисполнение приказа может закончиться очень серьёзным наказанием, начиная от понижения в должности и заканчивая смертной казнью, в зависимости от последствий, - бывший тайчо двенадцатого отряда начал задумчиво постукивать своим веером по колену. – Даже если опустить эту часть, кто из вас сможет со спокойной душой сделать это с ним?

Злость перелилась через край, и Рукия вскинула голову, чтобы высказать всё в лицо этому мерзавцу, но осёклась. Изобретатель, на несколько секунд позабывший надеть привычную «маску» всемогущего и всезнающего хитреца, с лёгкой грустью смотрел на безжизненного шинигами, скрытого за кеккаем. Эта картинка поражала куда больше, чем приход нии-сама и приказ из Сейрейтея, и Кучики почувствовала, как её сердце захватывает отчаяние. Всё слишком походило на прощание, как будто и сам Урахара прощался с Куросаки, признавая их беспомощность.

Стоило же девушке моргнуть, как всё встало на свои места. Ужасно хотелось, чтобы увиденное было простым обманом! Усталость и напряжение брали своё, Кучики иногда видела то, что хотела, а не реальность. Они победили, но почему-то радости от победы не чувствовалось. Цена, которую должны были заплатить шинигами, не могла сравниться с возможной потерей от их поражения, и все знали, что чем-то и кем-то обязательно придётся пожертвовать. Девушка тоже понимала, и ей казалось, что она к этому готова, но боги войны потребовали за триумф то, с чем нельзя было расстаться.

- Яре-яре, вот видите. Кстати, не стоит забывать о словах Кучики-тайчо, - смиренно продолжил Киске. - Удержать Бьякую-куна нам не удастся. Даже если я допущу такую возможность – а я её допускаю – так или иначе приказ Главнокомандующего всё равно будет исполнен. Ишида-сан, практически у нас нет иного выбора.

- Но ведь должен быть! – выкрикнула Рукия, вскочив со своего места. – Должен! Он был, когда меня хотели казнить и все отправились меня спасать! Он был, когда мы сражались с Зависимыми, а затем и с Эспадой в Уэко Мундо! Почему… - губы шинигами задрожали, девушка, словно исчерпав весь прилив сил, рухнула на пол. На глаза наворачивались слёзы, и так хотелось, наконец, заплакать, избавиться от тяжкого груза на сердце! - Почему нет выбора сейчас? – тихо прошептала она, обхватив себя руками за плечи.

Ответом на её отчаянный вопрос стало слабое гудение кеккая. Орихиме закусила губу, прикладывая последние усилия, но, несмотря на все её старания, защитный исцеляющий барьер испарился, и Иноуэ почувствовала, как по щеке потекли слёзы. Всё без толку … Улькиорра-сан был прав, говоря: «От тебя нет никакой пользы, женщина». Когда её похитили, Куросаки-кун, не задумываясь, бросился на помощь, но Орихиме ничем не могла ему помочь. Девушка всегда знала, что была в их команде самой слабой, сейчас именно от её способностей зависело всё, а она… она…

- Простите, - всхлипнула Иноуэ и, закрыв лицо ладонями, заревела. Урью немного помялся, не зная, что ему делать, однако всё же собрался с духом и, отведя одноклассницу в сторону, начал говорить ей что-то успокаивающее.

- Это не твоя вина, Орихиме, - заметила Йоруичи, сочувствующе улыбаясь. – При любом раскладе я боюсь, итог был бы точно таким же. Айзен хорошо подготовился и знал, что большей опасности следует ждать именно от Ичиго. Нам следовало просчитать такой вариант.

- Нам же не приказано его уничтожить, - прервал подругу торговец. – Вы сможете общаться с ним…

- Но не так, как прежде, - решительно сказал Ишида, сверкнув глазами. Вид девчоночьих слёз оказал на квинси сокрушительное воздействие, заставил понять, что в отсутствие Ичиго ему придётся взять на себя роль главного связующего звена в их маленькой компании. – И по отношению к Куросаки это нечестно – лишать его части жизни, воспоминаний - того, что он пережил.

- Будь Ичиго на нашем месте, он определённо нашёл бы другой выход, - Ренджи, немного смирившись с неизбежностью, тоже рискнул подать голос из своего угла. Когда рядом не стало Куросаки, буквально заражавшего всех своим бунтовским духом, Абараи сломался, осознавая правоту и сетайчо, и своего капитана, и Урахары. Что бы там ни говорили о его сообразительности, иногда фукутайчо всё понимал слишком хорошо.

- Возможно, для самого Ичиго это лучший выход, - Шихоуин легла на спину и, заложив руки за голову, уставилась в потолок. – Подростки должны ходить в школу и гулять с девчонками, а не носиться между Сообществом душ, Генсеем и Уэко Мундо, спасая мир. Кстати, это и вас касается, Иноуэ, Садо, Ишида. Приключения закончились, нам ничего больше ничего не угрожает, и чем же прикажете заняться Куросаки? – женщина перевернулась на бок и вопросительно взглянула на притихших собеседников. – Он мог настолько привыкнуть к подобной жизни, полной боёв и опасностей, что обычное существование покажется ему смертельно скучным. Приказ нужно выполнить, по крайней мере, ради самого Ичиго.

Конечно, ребят уговорить не удалось. Из всех только Абараи, кажется, более-менее начал склоняться на их сторону, но ни Урахара, ни Йоруичи так и не смогли «заручиться поддержкой большинства». Оставалось лишь надеяться, что Сейрейтей не станет настаивать на срочном выполнении приказа, и у шинигами есть в запасе хотя бы эта ночь.

Магазинчик был погружён в тревожный, чуткий сон, и его обитатели были готовы проснуться от любого подозрительного звука, но под ногой женщины не скрипнула ни одна доска. Уруру и Джинта, набегавшиеся за день и прошлую ночь, уснули рано и не видели пришедшего капитана Кучики; о них можно было не беспокоиться, и Шихоуин осторожно двинулась дальше по коридору. В другой комнате Рукия не рискнула отойти от своего бессознательного друга (только ли друга?): девушка так и уснула, сидя возле его футона и трогательно сжимая ладонь парня. Рядом с ней, привалившись спиной к стене и положив руку на свой зампакто, спал Абараи. Лейтенант шестого отряда, наверное, засыпая, опрокинул возле себя чашку на полке, и давно остывший кофе капал на пол. В звенящей тишине, которая накрыла лавку Урахары, монотонное «кап-кап-кап» превратилось в какое-то подобие метронома, а по громкости звуки от падения маленькой капельки могли посоперничать с ударами колокола. Но, в конце концов, у аристократки был очень острый слух по сравнению с людьми или другими шинигами.

Люди же спали беспокойнее всех. Иноуэ всхлипывала во сне и ворочалась, на лице квинси застыло непонятное выражение – смесь злости, усталости и смирения, Садо… он лежал, отвернувшись от двери, и женщина не стала заходить в комнату, чтобы взглянуть на него.

Убедившись, что все спят, Йоруичи вышла на веранду. Небо над Каракурой в эту ночь было ясное, усыпанное множеством сияющих звёзд. Совсем как тогда, после битвы с предателями… когда бой закончился и те капитаны, что были ранены меньше всех, вернули город из Сообщества душ. Свежий воздух пьянил и дурманил, будто аристократке в её кошачьем обличье преподнесли целый бутылёк валерьянки. Неудивительно, шинигами провела несколько суток в одном помещении, для деятельной натуры страшное наказание – быть стеснённой четырьмя однообразными стенами. Сидевший на ступеньках Урахара немного повернул голову на почти бесшумные шаги и показал на место рядом с собой.

- Научился слышать меня? – усмехнулась Йоруичи, примостившись возле столба.

- Я всегда слышу, как идёт кошка, - лица бывшего капитана не было видно, но Богиня шунпо прекрасно знала, что тот улыбается в ответ, - даже когда она выглядит по-другому, - мужчина повертел в руках свою панамку и отложил её в сторону, к трости. – Они спят?

- Да. Если ты имеешь в виду, можем ли мы приступить, то сейчас самое лучшее время. Хочешь сделать всё сам?

Хоть Урахара и говорил вечером, что никто из них не сможет лишить Куросаки его воспоминаний, оба бывших тайчо знали, что этот приказ Кучики передавал лично им. Бьякуя осознавал, что ни его лейтенант, ни младшая сестра не решатся на такой поступок. Чувство долга перед Сообществом душ и привязанность к рыжему риоке у тех двоих были так сильны, что конфликт между ними мог спровоцировать и, своего рода, предательство. Никто не хотел рисковать после того, как последняя опасность для Готея была уничтожена.

- Ждать до утра может быть опасно, - продолжила Йоруичи, хмурясь. – А если ещё и кто-нибудь проснётся, тогда придётся силой отбивать у них Куросаки. Эта молодёжь не понимает, что делает только хуже, но попробуй им объяснить!.. – женщина тихо вздохнула. – Ты идёшь?

- Позже, - Киске посмотрел на тёмную, неосвещённую улочку и прищурился. - Кажется, у нас гость.

Через пару секунд смутный силуэт отделился от ближайшего дома, постепенно приближаясь. Человек шёл медленно, как будто оттягивал момент, когда нужно будет показаться перед хозяевами, но не скрывался и не таился. Обоим не потребовалось много времени, чтобы узнать подошедшего шинигами – слишком знакомой была его реяцу, несмотря на длительную разлуку.

- Йо, Куросаки-сама, - зрение не обмануло Шихоуин: Киске втянул голову в плечи, как только старшего Куросаки осветил маленький фонарик, подвешенный к углу веранды.– Давненько вы к нам не заглядывали.

- Не было повода, - глухо ответил Ишшин. От лучей фонаря на лице мужчины залегли тени, делавшие его ещё более мрачным; бывший капитан Готея 13 вообще казался призраком былого себя: тёмным, суровым, сдержанным. Резкий порыв ветра, который больше не сдерживал разрушенный лейтенантом шестого отряда забор, налетел на Куросаки и расправил обрывок капитанского хаори за его спиной; скосив на него глаза, шинигами нервно и с силой прижал ткань к плечу. – Как он?

- Без изменений. Его как будто нет в собственном теле шинигами, невозможно почувствовать даже малейшие признаки реяцу, - скорбно признался торговец. – Я посылал запросы тем, кто сейчас в Уэко, и в Сейрейтей, Ичиго нигде нет.

- Значит, он в собственном внутреннем мире, - произнёс Куросаки и закрыл глаза. – Ясно. Этого я и боялся больше всего.

- От Ямамото-сетайчо поступил приказ…

- Я в курсе. Если стереть все воспоминания с того момента, как Ичиго встретился с Рукией, это поможет запечатать его силу шинигами вместе с Пустым и вернуть моего сына. Хотел бы я знать, почему остальные вайзарды чувствуют себя прекрасно, а он нет, ведь ранены были все… - мужчина наклонил голову и после внутреннего колебания поинтересовался: - Когда ты собираешься начинать?

- Я хотел бы приступить в самое ближайшее время… с вашего разрешения, Куросаки-сама, - разговор трёх бывших тайчо в ночной тиши уснувшего города разносился далеко, и им приходилось понижать голос, чтобы случайно не разбудить подростков. – Мы и так прождали слишком долго, опасно долго. Если всё происходит так, как я полагаю, сейчас любая минута может оказаться критической. Сила его внутреннего Пустого постоянно росла, а Ичиго был ослаблен боем с Айзеном и мог не справиться со своей, так скажем, проблемой.

Урахара потянулся за тростью, чтобы встать, но Ишшин жестом остановил его и, поднявшись по ступенькам, и замер в дверях магазина.

- Ичиго мой сын. Если вы оба не против, я это сделаю сам, - не терпящим пререканий тоном сказал он и, не дожидаясь ответа, скрылся в комнатах.

- Нужно было сказать, что стирание памяти всё равно не стопроцентная защита от опасности, - заметила Шихоуин, когда шинигами, не посмевшие возразить, вновь остались вдвоём. – Хотя… он и так всё сам знает, - она давно привыкла видеть страдания, потери, смерть, однако, участь, которая могла ожидать рыжего риоку, намного хуже. Возможно, Ичиго Куросаки уже проиграл бой и через каких-нибудь несколько минут он станет Пустым, а тогда никакие заклинания не помогут, и им останется только его прикончить. Но так же может быть, что шинигами, выполнив указание из Сейрейтея, совершат ошибку и лишат Ичиго возможности вести ту жизнь, которая ему нравится; потеряют друга и верного, преданного соратника.

Что этот парень для Сообщества душ? Лишь камень, кирпичик в стене, никак не в основании… пусть у него огромная реяцу и столь же огромный потенциал, рядовой шинигами не стоит того, чтобы рисковать. Им, прошедшим через уроки Академии и службу в отрядах, видевшим битвы, войны, когда лишь редкий выживал, это было понятнее всего – та истина, за которой и кроется жизнь… смысл существования защитников, шинигами. Подвергать опасности множество душ ради одной, пусть у неё и есть великие заслуги, - слишком глупо и опрометчиво.

- Я буду скучать по нему, пожалуй, - чуточку грустно прошептал Урахара, глядя на луну. – И, готов поспорить, ты тоже. Ками-сама, я так говорю, будто мы его убивать будем, тебе не кажется?

- Всем его будет не хватать, даже Бья-чану, что бы он там ни говорил. Многим уже не обойтись без этого раздражающего фактора, и легко мы его не позабудем. Сейрейтей за сотни лет закостенел, как древний старик. Появление Ичиго заставило всех наконец-то ожить, - Йоруичи помолчала немного и улыбнулась. – Впрочем, это же не конец его пути? После смерти Куросаки определённо ждёт Академия шинигами и должность капитана одного из отрядов…

- Ты забываешь о Пустом, Йоруичи-сан, - поправил её торговец. – Если за годы плена в его душе ничего не изменится, они никогда не пустят вайзарда в Сообщество душ.

- Это ты забываешь, о ком говоришь. Если бы не приказ Главнокомандующего, я уверена, день-два, и Куросаки вернулся бы… даже более сильным, чем прежде.

Аристократка замолчала, когда блики лунного света, игравшие на крышах домов, исчезли. Каракура погрузилась в темноту, луну от взора двух бывших капитанов закрыла неизвестно откуда появившаяся тучка. Интересно, ночное светило тоже не хотело смотреть, как исчезает шинигами.


@темы: фанфики, Хичиго, Урахара, Ичиго, Зангетсу

Комментарии
2010-02-23 в 23:43 

kora1975
Ловля теней и солнечных зайчиков
Блина, прослезилась... Здорово. Теперь замучаюсь ждать проды.
:red:

2010-02-23 в 23:44 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
kora1975, спасибо) Ну... с продой постараюсь не затягивать.:flower: Как-никак запас есть)

2010-02-24 в 02:50 

vilvarinva
Писатели, нас много. Собирайте миллион. И богадельню критикам построим в Ницце
:hlop::hlop::hlop:
Интригующее начало
Надеюсь, и продолжение будет не менее захватывающим. С нетерпением жду.

2010-02-24 в 14:41 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
vilvarinva, спасибо) Постараюсь продолжением не разочаровать

2010-02-28 в 06:01 

А если бы Бог из Адамова ребра сотворил другого Адама? С.Е.Лец
Tinuviel-f :white: Начало захватило, буду ждать продолжение.

2010-02-28 в 14:06 

Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Agra, ))) Скоро будет)

2010-04-02 в 00:55 

Хранитель душ
We fight to live, we live to fight (Pillar - Frontline) - Русские сдавайтесь! Нас орда! - А нас - рать....(жизнь)
Как классно вышло!!!!)))))) *побежала читать дальше*

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Цепи Небес Разящей Луны.

главная